?

Log in

Previous 10

Jan. 8th, 2012

(no subject)

Какая порода ваша?

Nov. 26th, 2011

poloborota

Save your life / Part 5

Спасая твою жизнь.
 
By Allita
Beta: No
Fandom: Devil Wears “Prada”
Rating: PG-13; hurt/comfort
Pairing: Andrea/Miranda.
A\N: Автор ни на что не претендует, но если у вас появится желание, вы можете оставить отзыв.

Утро началось совсем незаметно, потягиваясь зеваю и начинаю натягивать край одеяла на себя, закрывая плечи. Тепло, хорошо, а главное тихо…и никакого будильника. Заставляю себя поверить, что сегодня выходной. Обнимаю подушку. Странно, от нее пахнет совершенно не моими духами, ну и черт с ним…наверно галлюцинации на запахи. Глаза все никак не хотят открываться, гоню от себя навязчивую реальность, я просто устала. Тихое дыхание рядом мгновенно отрезвляет. События вчерашнего вечера быстро перетекшего в ночь прокручиваются в воспоминаниях как лента старого кинофильма. Из легких вырывается вздох. Черт! Я умудрилась заснуть в спальне Миранды, в ее постели…рядом с ней. Не к месту вспоминаю слова Эмили…да, получилось совсем не так, это не я забралась к ней в постель и не просила рассказать сказку на ночь…просто…просто я не могла оставить ее одну, а тем более после того, как она попросила.
Миранда лежит рядом, тихо дышит. Сталкиваюсь со взглядом ее зеленых глаз, становится не по себе, начинаю чувствовать себя не в своей тарелке. Я посягнула на чужое. Возможно, я даже покраснела, чувствую, как прилила к щекам кровь.
 
- Доброе утро! Я не заметила, как уснула…
 
Становится неловко от затянувшейся сцены молчания. Сажусь на самом краю кровати. Надо еще что-то сказать, первое, что приходит в голову – это моя работа:
 
- Я сегодня работаю, но если Вы захотите – я могу остаться…
 
Смотрит на меня, словно изучает, взгляд скользит по мне, на секунду задерживается, чтобы посмотреть в глаза:
 
- Зачем? – удивленно смотрю на нее, затем она продолжает, - Зачем вы все это делаете?
 
Замираю. Зачем?  Действительно, я даже не задумывалась об этом зачем. Я просто делала. Она внимательно смотрит прямо мне в глаза, и от этого взгляда становится не по себе, именно такой взгляд столько раз повергал меня в тихую ярость, злость – именно он вызывал эмоции.
 
- Я никогда не задумывалась над этим. Я хочу вновь видеть Миранду Пристли, а вы сейчас не такая. Вы чужая…- слова сами слетают с губ.
 
Усмехается:
 
- А какой я была?
 
- Вы все прекрасно помните! – поднимаюсь с постели, потягиваю шею. Все происходит под ее пристальным взглядом.
Но он не колкий как прежде, он теперь какой-то не понятный, мне становится не по себе не от ее гнева, нет – Миранда не сердита, но ей и не безразлично. Мне становится не по себе, что я заснула в ее постели, нарушила ее жизненное пространство, возможно, позволила себе больше чем нужно. Делаю короткий поклон головой:
 
- Доброго утра, Миранда! Я постараюсь сегодня не долго.
 
Закрываю лицо руками, над статьей не получается сосредоточиться. Я настолько устаю, что на следующее утро, некоторые вещи в статье я просто не узнаю. Иногда меня удивляет – неужели я такое могла написать, хотя при более глубоком исследовании я понимаю, что по сути дела была права. А сейчас – работа ни как не хочет идти в голову. Горячий, обжигающий кофе – я даже не замечаю, как он обжигает мой язык. Незаметно для себя я стала более походить на Миранду – такой же горячий кофе, такое же не терпение к некомпетентности в работе. Даже Джон, которого я стараюсь видеть очень редко – весьма меня раздражает. В жизни не хватает здорового пофигизма, просто потому, что нет времени расслабляться.
Откидываюсь в кресле и прикуриваю. Сигарета позволяет расслабиться, но только на первые несколько секунд. Из головы не идет вопрос Миранды. Все предыдущие месяцы я не задумывалась над этим, мне было некогда.
 
- Энди, – в кабинет заглядывает Джон, - Как статья?
 
Вяло улыбаюсь:
- Сносно, в конце недели все будет готово, я просто не успеваю…
 
- Это твое оправдание в последние несколько месяцев. Я уже начинаю сомневаться…
- Это не оправдание, - складываю вещи со стола в сумку, - это констатация факта. Я почти закончила! И ты прекрасно понимаешь – моя статья принесет успех, я же показывала черновой вариант.
 
Кивает. Удовлетворено улыбаюсь – время казни отложено. Теперь остается только не запутаться в своих мыслях и вовремя вернуться домой.
 
- У тебя проблемы в личной жизни? – он смотрит на меня с пониманием.
- Не совсем. У меня есть проблемы, но нет личной жизни. В общем, не важно. Мне надо ехать.
- Удачи!
Джон поднимается из кресла и выходит из кабинета следом за мной. Я спиной чувствую его внимательный взгляд, как он скользит по мне. От этого передергивает – что ему еще от меня надо? Черт! Энди, ты всегда хотела другого! И теперь ты не можешь понять – что ты делаешь именно в этой редакции.
 
Подъезжаю к зданию Элиас-Кларк. Долго смотрю на окна. Поначалу я останавливалась перед ним с замиранием сердца, с неким восторгом – хэй, мне повезло, миллионы девушек убили бы за эту работу. А что теперь? Все стало проще. Я стою перед зданием – в котором нет Миранды.
Достаю из сумки мобильный, знакомый номер – знакомый высокомерный голос:
 
- Приемная «Runway»…
- Привет!
- А это ты…- вяло отвечает Эмили.
- Поверь мне, я тоже очень рада тебя слышать. У меня к тебе будет просьба, вернее распоряжение.
 
Всегда чувствую себя не удобно, когда приходится раздавать приказы или поручения, людям которые наровне с тобой. Хотя…
 
- Нет, Андре-а, извини, но на сегодняшний вечер мы с Найджелом уже договорились, так, что провести время в обществе Миранды у меня не получится…
Вздыхаю, только этого мне не хватало:
- Эмили. Мне нужна книга. Миранда должна работать. Я надеюсь, к восьми часам вечера вы привезете макет, а дальше как вам будет угодно…
 
В трубке повисает подозрительное молчание, которое затягивается слишком надолго. После чего мне ничего не остается, как только напомнить о своем существовании. Я легко откашливаюсь.
 
- А ты уверена? Просто, - Эмили начинает поспешно оправдываться, - я уже начинаю сомневаться, что Миранда вернется – ну у нее же никаких улучшений и вообще…
 
Сжимаю руку в кулак. Ногти больно впиваются в нежную кожу ладоней. Как она может такое говорить? В ее понимании все мои старания на протяжении стольких месяцев зря?
 
- Ты прекрасно понимаешь – она справится! Она сильная! Миранда лидер! И в конце концов, Эмили, - это же Миранда Пристли! Черт побери, а это о многом говорит!
- Хорошо!
- Книгу не позже восьми. Я буду ждать. Пока.
 
Отключаюсь, не услышав ее прощания. Становится гадко, теперь даже Эмили  начала сомневаться. У меня просто не укладывается в голове, как можно так восхищаясь человеком разувериться в его способностях? Мне этого не понять. Миранда справится – обязательно справится. Я не смогу допустить, чтобы мои усилия…наши совместные усилия были напрасны.
 
 
Голова начинает идти кругом от навалившейся работы, будто она копилась годами. Убираю последние бумаги и бросаю быстрый взгляд на часы. Циферблат красноречиво показывает мне, что я уже очень сильно задержалась. Выключаю ноутбук и поднимаюсь из-за стола. Еще утром я обещала Миранде не задерживаться, а сейчас уже пятый час. Так она может перестать мне верить. В обычно шумном коридоре сегодня тихо, все сидят по своим кабинетам, занимаясь своими делами, и только я стараюсь как можно быстрее уйти. Главное сейчас не встретиться с Джоном, его персона в этот день крайне не желательна.
Весь день из головы не идут мысли о произошедшем прошлым вечером. Когда я поняла, самое для меня страшное упустить Миранду. Позволить ей сдаться. В конце концов, взяв на себя ответственность за нее, я должна идти до конца. Как странно, я раньше не задумывалась над природой своих поступков, но сейчас мне кажется, что все так и должно быть, в конце концов, мне приятно делать что-то для нее. Я до сих пор помню, как мне было страшно видеть ее такой, при воспоминании того вечера, когда я увидела ее в спальне, сжавшейся в комочек, у меня начинает больно сжиматься сердце. И мне безумно хочется вернуть ту влиятельную и властную Миранду, когда от тона ее голоса по спине пробегала дрожь и дыхание застывало.
Прислоняюсь спиной к металлической стене кабины лифта.
 
***
- Миранда? Я дома!
 
Как эти слова странно звучат, и я уже стала считать этот дом своим, слишком много времени я провожу здесь, и даже уже забыла, как выглядит моя маленькая квартирка.
 
- Я опоздала. Извините!
 
Опускаю пару пакетов на столик в холле. По дороге я решила заскочить в кондитерскую, все-таки это одно из лучших средств, чтобы ненадолго расслабиться. Несколько коробочек с кошмарно калорийными пирожными, и мне совершенно все равно каким взглядом на меня посмотрит Миранда. Это будет моим маленьким вознаграждением.
Прислушиваюсь, из гостиной доносится детский смех. Странно, близнецов еще не должны были привезти, я договаривалась только на выходные. Но это лишь с разрешения их отца. Убрав куртку в шкаф, беру пакеты и прохожу в гостиную. Миранда сидит на диване, поджав под себя ноги, очень внимательно наблюдая за действием на экране телевизора. Я замираю, она выглядит такой умиротворенной, на губах легкая улыбка, а на лице совершенно нет макияжа. Голые плечи прикрывает изящный светлый палантин, хоть в гостиной и не прохладно. Перевожу взгляд на экран, судя по всему, она смотрит запись одного из дней рождений близнецов. Веселый смех, девочки такие счастливые, и Миранда. Она улыбается им так ласково, целует каждую в макушку, что-то шепчет одной из них, я до сих пор не научилась их различать. Здесь им на вид вроде бы лет 6, они совершенно идентичные.
Мне становится неловко, такое ощущение, что я нарушила чье-то жизненное пространство, Миранда возможно и не ждала моего появления. А я самым нахальным образом разрушила этот хрупкий миг.
 
- Привет! – смущенно улыбаюсь, когда Миранда смотрит на меня.
 
В ее взгляде, будто что-то изменилось, если пару месяцев назад я в нем не видела ничего кроме пустоты, то сейчас он мне кажется очень живым, заинтересованным. Она внимательно изучает меня, взгляд скользит от кончиков туфель до моих глаз и затем останавливается, странно, но я чувствую одобрение, хотя и не выгляжу как одна из девиц с обложек глянцевых журналов. Да и не была я никогда похожа ни на одну из них, быть может, поэтому Миранда решила принять меня на работу…тогда, давно.
 
- Я…в общем…- показываю ей на пакет и смущаюсь, господи, я понимаю – мне стыдно признаться, что я принесла пирожные, хотя буквально пару минут назад я была больше чем уверена, мне будет все равно.
 
Миранда жестом указывает на место рядом с собой. Быстро подхожу к дивану и сажусь рядом. Удивительно, Миранда выглядит такой домашней в этих черных брюках и белой майке, совершенно не свойственной ей одежде, но мне безумно приятно видеть ее такой. Достаю из пакета коробочку с пирожными, у нас еще есть пара часов до ужина, значит можно немного нарушить правила.
 
- Я почти закончила статью и решила немного отпраздновать…
 
Протягиваю Миранде коробочку, она брезгливо морщится, оглядывая эклеры. Усмехаюсь:
 
- Это всего лишь пирожные, но если вы не хотите, - хитро улыбаюсь, - мне достанется больше, чем я рассчитывала.
 
 Во взгляде Миранды проскальзывает недобрый огонек, который вызывает во мне срытую радость. Приятно видеть, хотя бы такие изменения после стольких дней безразличия.
 
- Если вы хотите, вечером можно будет посмотреть интересный фильм. Но это только после того, как Эмили принесет Книгу. А что у нас сегодня на ужин? Вы уже распорядились? Если нет, то я скажу Ирме…
 
Миранда отрицательно качает головой. Ясно, ей было не до Ирмы, будем надеяться, что она сама выбрала меню на сегодняшний вечер. По крайней мере, меня всегда устраивает то, что она готовит.
Удивительно, если утром я себя чувствовала морально раздавленной, то сейчас…не пойми, откуда появившиеся силы при одном только взгляде на такую живую Миранду. Мне начинает казаться, вчера все-таки что-то произошло, и причиной тому был тот перегоревший фонарь.
Внимательно смотрю на экран, в тот самый момент, когда одна из близняшек задувает свечи на праздничном торте. Замираю, когда теплая ладонь Миранды накрывает мою руку, разворачиваюсь к ней вполоборота, на ее губах легкая полуулыбка:
 
- Спасибо! – она чуть крепче сжимает мою руку.
 
И больше не говорит ни слова. Но, мне достаточно и этого, чтобы понять – мы не сдались.
 
***
Эмили нависает над монитором, жестами указывает на что-то очередной молодой ассистентке. С улыбкой наблюдаю за происходящем, раньше я тоже так жила…казалось бы, можно сказать, что ничего в этой жизни не меняется, но мое утверждение могло быть ошибочным.
 
- Привет!
 
Они обе одновременно оборачиваются на мой голос. Эмили раздраженно выдыхает, прежде чем броситься ко мне с шипением:
 
- Ты в своем уме?!?!
 
Удивленно смотрю на нее:
 
- Я что-то пропустила?
- Она ждет тебя уже полтора часа!
- Но я была занята!
 
Снимаю куртку и оставляю ее на столе у новой младшей ассистентки, девушка, очень быстро сориентировавшись, убирает ее в шкаф.
 
- Можешь мне поверить. Миранда прекрасно знала, что я занята…
- Ан-дре-а?
 
И вновь ее голос, с примесью британского акцента, так растягивающий мое имя, будто пробуя, как оно будет звучать, заставляет меня застывать в ожидании встречи с ней. Миранда до сих пор обладает таким действием на меня.
 
- Мне кажется, я должна идти…
- Удачи! – Эмили отвечает сухо.
 
Захожу в кабинет Миранды, закрывая за собой плотно двери. Она разворачивается в своем кресле и смотрит на меня.
 
- Привет! – улыбаюсь.
 
 
2 года спустя.
 
Просыпаюсь на двадцать минут раньше будильника. Щурясь, осматриваю спальню, шторы как всегда раскрыты, теперь мы их не зашториваем. Протираю глаза и поворачиваюсь набок, сталкиваясь взглядом с Мирандой. Она тоже не спит. Сонно улыбаюсь и дарю ей легкий поцелуй в нос.
- Доброе утро!
- Привет! – она убирает пряди с моего лица, гладя мою щеку тыльной стороной ладони. Закрываю глаза, наслаждаясь этими прикосновениями.
 
Мы почти смогли забыть все, что произошло два с половиной года назад. Нет, мы не вычеркнули из памяти те события, мы просто постарались их пережить. Вместе.
 
 
 
That’s all
 
nos

Save your life / Part 4

Спасая твою жизнь.
 
By Allita
Beta: No
Fandom: Devil Wears “Prada”
Rating: PG-13; hurt/comfort
Pairing: Andrea/Miranda.
A\N: Автор ни на что не претендует, но если у вас появится желание, вы можете оставить отзыв.


***
Захожу к Миранде. Сегодня должны приехать близняшки, они слишком долго отсутствовали дома, и надо подготовиться, чтобы встреча с Мирандой прошла хорошо. Ну, и остается только надеется, что Миранду не перемкнет на чем-нибудь неожиданном. Надеюсь, приезд дочерей ее обрадует.
 
- Миранда, сегодня приедут Каролина и Кэссиди. Они проведут с нами все выходные. И еще будет Митци. Вы еще помните вашу собаку?
 
Молча сидит на диване, опять завернута в халат. Я не думала, что меня настолько будут раздражать халаты. Сама их не очень то люблю, но с Мирандой я начинаю их просто ненавидеть. Возникает желание просто пробраться в ее гардеробную и выкинуть все, что мало-мальски похоже на халаты.
 
- Мне кажется, вам надо переодеться. Не вечно же ходить в халатах…
 
Ноль эмоций. Хорошо. Пусть делает что хочет, а мне еще надо дать указания Ирме, и обсудить меню сегодняшнего вечера с Анри. Усмехаюсь, они будут рады вновь увидеть двух бесенят и не маленькую псину. Слышу звонок от входной двери. Приехали.
 
- Миранда, одевайтесь. Мы будем ждать вас в столовой.
 
 
 
Открываю дверь, на пороге стоят близняшки. С последнего момента как я их видела, они заметно подросли. Но я до сих пор не могу отличать кто из них кто. Улыбаюсь:
 
- Привет! Я Энди, я год назад работала у вашей мамы…Вы должны меня помнить, тут на лестнице вечером с книгой…
 
Да, тогда они подкинули мне первоклассное испытание. Но я на них совершенно не сердилась…спустя какое-то время…Девочки заходят в просторный холл, следом водитель вносит их вещи. Судя по выражению его лица, поездка от аэропорта была веселая. Одна девочка что-то шепчет другой, и потом они смотрят на меня. Меня даже передергивает, насколько их взгляды похожи на взгляд Миранды. До слуха доносится характерное сопение, а затем радостный лай. Я едва удерживаюсь на ногах, когда мимо меня проносится здоровая псина. Митци!!! Зараза. Не обращая на нас никакого внимания, она несется наверх, оставляя на белом покрытии следы от грязных лап. Качаю головой.
 
- Вашей маме это, несомненно, понравится…
 
В холле появляется Ирма. Приветливо улыбается девочкам, а потом не свойственным для нее командным голосом, произносит:
 
- Раздевайтесь!
 
Дети как-то подозрительно скованно стали мяться на месте. Вроде бы вернулись домой. Нет, тут определенно что-то не так:
 
- Девочки, что-то случилось? – смотрю на них.
 
Первой заговаривает одна из девочек, я до сих пор не могу отличить их:
 
- А наша мама, правда, сошла с ума? – девочка мнется после этого вопроса.
 
Отлично. Милая бабуля постаралась, чтобы настроить девочек совершенно не на тот лад, на который надо. Ну и кто говорит, что после такого надо уважать старость? Напряженно улыбаюсь:
 
- Какие глупости, просто в последнее время у нее было много стрессов. И она просто устала…ей, нужно было время отдохнуть…Вы, надеюсь, соскучились по своим игрушкам…
 
Я пытаюсь поменять тему разговора, но вижу, как одна из девочек поджимает губы, в точности как их мать. Боже…это просто мини-Миранда.
 
- Мы взрослые! – недовольно фыркает вторая.
- Оу, хорошо. Вы пока располагайтесь, а я пойду, приглашу вашу маму к столу…
- Мы сами!
 
Не дожидаясь моего возражения девочки быстро скинув куртки, помчались вверх по лестнице. Я побежала следом, еще не хватало, чтобы Миранда шокировала детей своей реакцией. Она просто непредсказуема, поэтому возможно ожидать даже самое худшее…
 
Дверь в комнату настежь распахнута, предчувствую что-то не очень хорошее, влетаю в комнату и практически врезаюсь в застывших без движения близняшек. Представшая перед моим взором картина действительно заставляет замереть на месте, чтобы не спугнуть это видение. Миранда сидит на кровати, на ней тот коричневый свитер, тот самый в котором она была вечером, когда сообщила о поездке в Париже. Такой же перекос, обнажающий фарфоровую кожу плеча, в таком свете она не кажется такой бледной. Рядом с ней здоровенная собака. Митци лижет ей лицо, а Миранда выглядит такой счастливой, руки беспорядочно бродят по шерсти Митци. Она смотрит куда-то вверх, на потолок. Невольно улыбаюсь. Кажется, она счастлива. Не хотелось двигаться, чтобы не нарушать эту картину. Первыми от шока отходят дети.
Одна из близняшек подрывается с места и бежит к Миранде с радостным криком:
 
- Мама, мы вернулись!...
Миранда среагировала. Она развернулась лицом к своим девочками, спокойно, даже умиротворенно. Легко улыбнулась уголками губ и похлопала ладонью по простыни, приглашая своих девочек.
А я так и осталась в дверном проеме, наблюдая за этим. Совершенно незаметно по щеке скатилась прозрачная слезинка.
 
 
Вечер прошел на удивление спокойно, сейчас можно посвятить работе еще полчаса, а уже потом спать. Растягиваюсь на кровати. Господи, откуда у меня такая лень? Смотрю в потолок. За вычитку браться совершенно нет никакого желания. Неожиданно понимаю – мне не хватало сигарет. Я не курила с самого утра, а теперь просто жесточайшая потребность. Начинаю копаться в тумбочке, помнится, я оставляла там пачку сигарет. Так и есть, сигареты находятся быстро. Ментол? Ну, что ж…можно и его, когда ничего другого не предвидится. Поднимаюсь с постели и иду к окну. Да, я прекрасно знаю, что курить в спальне не хорошо, но ведь никто не узнает.
Прикуриваю. Хорошо. Достойное завершение вечера – вожделенная сигарета. Потом душ и можно забыться до утра. К черту эту работу. Чуть не давлюсь дымом, когда слышу легкое поскребывание в дверь. Это определенно не Миранда, она никогда не стучится, если уж решает зайти.
 
- Да?
 
Дверь открывается, и перед моим взором появляются девочки, на них уже надеты пижамы. Странно, почему они решили зайти перед сном ко мне. Делаю жест рукой, приглашая их садиться на диван.
 
- Доброй ночи! – замечаю маленький браслетик на руке, так, это должна быть Каролина.
- Почему вы еще не спите? – раздавливаю окурок в пепельнице.
- Андреа, мы можем остаться?
 
Удивленно смотрю на них:
 
- О, конечно, но ваша комната готова…
- Мы не об этом, - начинает Кэссиди, - мы не хотим возвращаться к бабушке…
- Она говорит ужасные вещи…- добавляет Каролина.
- Девочки, вы понимаете, вашей маме нужно время, чтобы придти в себя. И поймите, она не всегда бывает такая, как сегодня вечером…
- Нам ли не знать…- хмыкает Каролина.
- Я не это хотела сказать. Просто нам нужно время…
- Но мы действительно хотим остаться с мамой.
 
Каролина поджимает под себя ноги. Ну и что им сказать. Они, конечно, не помешают в доме, всяко будет веселее. Хотя бы по вечерам. Улыбаюсь:
 
- Я думаю, мы сможем это уладить! А теперь спать! Уже слишком поздно, а завтра насыщенный день. Найджел должен будет привезти вам что-то интересное…
 
Девочки переглядываются, а затем, быстро кинув мне что-то вроде «спокойной ночи» исчезают из моей комнаты. Что ж, с близняшками я нашла общий язык. Тянусь за еще одной сигаретой.
 
 
Каждый второй вторник месяца, в доме появлялся некто доктор Алекс Пиртон. Который был представителем опеки и попечительства, ведь факт, что близняшки временно отбыли к бабушке, дался их отцу с большим трудом. Вследствие чего обязательной процедурой контроля являлись приемы этого докторишки. Которые в первые два месяца Миранда старательно избегала. В прочем в первый месяц, как и визиты всех остальных людей. Закрываю окно и разворачиваюсь к Миранде, сидит абсолютно прямо, руки сложены на коленях. Поправляю волосы и нервно вздыхаю, мне все время не приятно напоминать Миранде о визите психиатра.
 
- Сегодня к вам приедет…
- Знаю. – она перебивает меня, начинает мять в руках кончик пояса от халата.
- Вам надо будет…
 
Замолкаю. Она смотрит на меня ненавидящим взглядом, хорошо, мы друг друга поняли. Верее лучше лишний раз не напоминать ей о возможных последствиях ее отказа. Отталкиваюсь от подоконника, у меня сегодня еще есть много дел, так, что одеться Миранда может сама. Поравнявшись с ней, останавливаюсь. Она не поднимает на меня глаза, продолжая игнорировать. Хочется что-то сказать, и первое что всплывает в подсознании:
 
- Вы будете смотреться великолепно, в чем бы вы не выбрали. Доброго дня!
 
Покидаю комнату и надеюсь, что моя последняя реплика хоть чуть-чуть подняла Миранде настроение.
 
 
Сижу в такси, на коленях огромная сумка, ну не могу я ходить с маленькой, в нее ничего не помещается. Вообще, до сих пор не смогла понять, как Миранда в маленькую сумочку модельного дома Фенди умудрялась упаковывать столько всего. В руках пачка сигарет, я так торопилась домой, что даже не осталось времени на сигарету. И еще эта чертова статья, сплошные отговорки, кажется, скоро Джон просто перестанет в это верить. Ну, я же не виновата, что у меня не получается как нужно. Возможно, не хватает времени, возможно, мне просто сейчас нет времени ни до чего другого, когда мысли заняты Мирандой. Находясь на работе, я не могу сосредоточиться, потому, что мыслями я нахожусь в этом доме. Этот чертов докторишка должен зайти около 15:00, сжимаю в руках пачку:
 
- Нельзя ли побыстрее?
 
К черту такт, мне надо как можно скорее оказаться дома. Усмехаюсь. Прекрасно, до чего я дошла? На работе надо мной уже начали подшучивать, что Андреа Сакс усыновила ребенка из Камбоджи вслед за Анджелиной Джоли. Но я устала на это реагировать! Сил уже просто на них нет. С каждым днем работа приобретает для меня все более мрачный оттенок, может, было лишним идти туда на работу? Мой творческий потенциал там совершенно никто не ценит.
Раздавливаю пачку в руках. Эта чертова пробка!!! Ну почему такси надо было застрять именно сегодня на углу 44 и Медисон. Закрываю глаза и тру правый висок. Спокойствие, только спокойствие. Последнее время я стала немного нервной. Достаю телефон. Набираю знакомые цифры. Ноль эмоций. Еще раз. Что они там все уснули?!?! И куда подевалась Ирма? Пробую дозвониться еще на два телефона. Не отвечает.
Закрываю глаза. Этот город можно возненавидеть только за одни пробки. Но будто господь услышал мои молитвы – машина начала двигаться. Выдыхаю. Я еще могу успеть вовремя.
 
 
Вхожу в дом. Тишина. Скидываю в кресло сумку, следом летит куртка. Мой взгляд невольно задерживается на мужских стоптанных ботинках. Странно. Пригороде, у тетки, я еще видела, что кто-то снимал уличную обувь, опасаясь испачкать, только что намытый хозяйкой пол. Но в Нью-Йорке? Это уже перебор! Перешагиваю через это «чудо обувной промышленности», противно представить, что этот чудо-доктор сидит перед Мирандой в носках. Ужас...Они у него хотя бы чистые?
Из гостиной доносится мужской голос. Ступаю в дверной проем. Перед моим взором предстает тщедушная лысина, плавно переходящая в оттопыренные уши. Едва сдерживаюсь, чтобы не усмехнуться. Лысина блестит так, словно он ее специально полирует. На вид доктор, как всегда оказался совсем не приятным, да и несло от него удушающее, каким-то омерзительным одеколоном. Ну, не могу поверить, что у психиатров не хватает денег на более приличные запахи.
По ту сторону стола сидит Миранда. Ловлю ее взгляд. Меня даже передергивает от смеси эмоций бурлящих в нем – ужас, свирепство, изничижение и мольбу. Опускаю глаза ниже. На столе перед Мирандой разложены кубики. Оригинальный метод диагностики выбрал этот эскулап. Прислоняюсь к косяку. Он предлагал Миранде собрать их в зависимости от задания: по цифрам, цветам или рисункам.
Качаю головой. Всю свою сознательную жизнь терпеть не могу именно эту профессию, пытающуюся залезть поглубже в душу и выкопать оттуда страшное заболевание. Нет, такие врачи не лечат, они наоборот больше повергают в депрессию своими  заданиями. Сейчас же, глядя на эти кубики и являясь абсолютно здоровой, мне начинает казаться, что мое психическое здоровье резко пошатнулось.
 
- А теперь найдите мне белочку… - слащаво тянет доктор, ну какой же у него отвратительный голос.
 
Жду реакции. Сейчас Миранда определенно должна швырнуть эти кубики ему в лицо. Но нет. Мои ожидания не оправдались. Она с совершенно невозмутимым видом начинает перебирать эти геометрические фигуры. Не смотря на внешнее спокойствие, я вполне могу догадаться, что творится у нее у душе. Я надеюсь, что творится. Видимо в этот момент ей движет только одно – воспоминание о вчерашнем вечере. Миранда очень любит своих дочерей и сделает все, чтобы их не потерять. Резко выдыхаю. Временно можно быть спокойной, она будет держать себя в руках. Прохожу мимо, направляясь в кухню. Смотреть на этот спектакль, где Миранда мастерски исполняет главную роль, я больше не могу.  Ставлю на плиту джезву и принимаюсь искать сигареты. Разочарованно понимаю, что пачку я смяла еще в машине и ее пришлось выкинуть. Еще одна лежит в спальне, но это опять придется столкнуться с доктором. Что ж…обойдемся так.
 
Через какое-то время до моих ушей доносится хлопок от входной двери. Облегченно выдыхаю. Наконец-то он убрался отсюда, чувствую если это продлиться еще какое-то время, то я сама буду вышвыривать этого доктора вон. Откладываю газету и поднимаюсь со стула. Мне просто интересно, что сейчас творится в гостиной. Останавливаюсь в дверном проеме. Миранда сидит в той же самой позе, как когда я выходила на кухню. Перед ней разложены все те же кубики. Взгляд сосредоточен на них. Ох, чувствует мое сердце что-то не доброе. Говоря студенческим сленгом – Миранда сейчас глубоко втыкает смысл разложенного перед ней. Чувствую, как нервно дергается щека. Не хватало, чтобы началась регрессия ее состояния. Такие варварские методы могли нарушить психику даже самого здорового человека! Ну, кто разрешает таким врачам практиковать?! Еще раз убеждаюсь, что психиатры – бесполезная трата времени. Все! Кулаки сжимаются. Надоело! Подхожу к столу и сметаю всю эту гадость на пол. Миранда резко качает головой и поднимает глаза на меня, в них усталость и боль. Я больше никому не позволю так издеваться над Мирандой! Не позволю и точка!
 
- Завидую вашему самообладанию. Я бы не сдержалась и вышвырнула его вон или же просто убила…
 
Отводит взгляд и снова никакого ответа. Миранда, ну прокомментируйте хоть что-нибудь уже? Ведь такой отличный повод. Встает и проходит мимо меня. Сжимаю кулаки. Возникает желание кинуть ей вслед вазу, или что-нибудь тяжелее. Но сдерживаюсь. Шаги удаляются. Странно, иногда мне кажется, что от ее невозмутимости веет смертью. Стараюсь отмахнуться от внезапно возникших параллелей.
 
 
К вечеру плечи нещадно ноют, глаза болят еще хуже. Я не укладываюсь в сроки со статьей. Внимательно просматриваю. Я все никак не могу понять, ну чего в ней не хватает. Она почти готова, но не хватает последней, завершающей капли. Вздрагиваю от хлопка двери, отвлекаюсь от статьи. Быстрый взгляд на часы. Половина одиннадцатого, первая мысль – Ирма что-то забыла. Поднимаюсь из-за стола и выхожу в холл. Никого. Странно. Эмили уж точно не будет приезжать в такое время…Возникшая  догадка заставляет резко сорваться с места:
 
- Дьявол, Миранда! – распахиваю входную дверь.
 
На ступенях сидит Миранда, курит. Отлично! Самое время выйти на прогулку, тем более в домашнем халате, а уж самое необходимое – это сесть на холодные ступени!!!
 
- Мы договорились больше не курить!
 
Выхватываю сигарету из ее рук, отшвыриваю куда-то в сторону. Ну, сколько можно поражать своей изобретательностью? Встаю перед ней. Как обычно демонстрирует полное безразличие, сил уже не остается на сантименты:


- Немедленно в дом!
 
Голос не дрогнул, еще бы, в общении с Мирандой и не такому научишься. Какая еще гениальная идея ее посетит? Нет, мне просто интересно! В то время когда я пытаюсь помогать ей, всячески оберегать, ну и попутно работать – она делает совсем нелепые поступки! Захотелось покурить на крыльце, прямо в халате – это не смешно! Она не реагирует на меня. Так, хорошо! Глубокий вдох, и мое терпение заканчивается. Уверенно хватаю Миранду за руку, и начинаю тянуть со ступеней.
 
- Вставайте немедленно! Иначе… - она резко обрывает мою реплику.
- Довольно! – голос пропитан раздражением.
 
Отпихивая мою руку, она сама поднимается и мимо меня шествует в дом. Ударяю кулаком о перила – терпения просто не хватает. Быстро следую за ней, как бы она не оставила меня на улице на оставшийся вечер. Иду на шаг позадни Миранды, пока еда не врезаюсь в ее спину. Она останавливается:
 
- Вы и в уборную за мной последуете?
 
Отрицательно мотаю головой, не смотря на то, что она не может видеть моего жеста. Слышу ее вздох:
 
- Собирайтесь! – из ее уст похоже на приказ.
 
Остаюсь ждать ее в холле. Минуты проходят незаметно, я едва успеваю просмотреть пропущенные звонки в телефоне, как Миранда спускается по лестнице. Улыбаюсь. Вельветовый брючный костюм от Juicy и мокасины от Tod’s. Она великолепно выглядит, не смотря на то, что костюм велик. Поправляет челку и сверлит меня взглядом:
 
- Это намного лучше халата, - улыбаюсь уголками губ.
 
Игнорирует мою реплику, да и какая разница, главное она сама привела себя в порядок, она на меня шипела, она игнорировала словесно, но в тоже время сверлит взглядом – еще один вечер прожит не зря!
Из шкафа достаю новое пальто, всего несколько дней назад Найджел привез пару новинок, дизайнеры старались специально под заказ. Второго такого экземпляра просто нет. Боже, какое приятное на ощупь, протягиваю его Миранде:
 
- В этом сезоне моден верблюд с кашемиром…до чего дошли дизайнеры? – наигранно возмущаюсь.
- Что это? – критически оглядывает новинку и недовольно морщит нос.
- Gucci…- удивленно смотрю на нее, ожидая реакции.
- Я еще не разучилась читать, - опускает взгляд ниже, - Андре-а, я спрашиваю про ваши ноги!
- Что?
- НОГИ! – она повышает голос!
 
Машинально отшатываюсь от Миранды. Ноги? А что собственно с ногами?!? Черт! Я осталась стоять в домашних тапочках. Нет, сейчас я ощущала себя равносильно тому, если бы я в них прошла пешком пару кварталов и на меня пялились сотни, нет, тысячи глаз. Создается впечатление, что под ее взглядом тапочки просто вспыхивают и начинать гореть огнем. Эти недовольно поджатые губы, взгляд, вознесенный куда-то к потолку, и Миранда всем своим видом выражает недовольство моей медлительностью. Быстро скидываю тапочки, надо будет избавиться от этой дурной привычки…Влезаю в огромные шпилища от D&G.
 
- Миранда? – выразительно смотрю на нее, ожидая одобрения.
 
Молча указывает кивком на дверь. Открываю и пропускаю ее вперед.
 
 
Спустя двадцать минут прогулки по парку я начинаю осознавать, что высокие каблуки не самая удобная обувь для прогулки весенним вечером. Кажется еще чуть-чуть и я буду согласна идти босиком. Миранда идет на несколько шагов впереди меня, странно, в ней было что-то необычное…не свойственное ей. Велюр, мокасины, это мягкое пальто, воротник которого скрывал половину лица. Фонари, чей свет отражался от ее серебристых волос. Улыбаюсь. Она кажется такой настоящей, такой живой…ей просто не возможно не любоваться.
Достаю из кармана куртки сигареты. Прикуриваю. Все-таки вечер замечательный, и начинает казаться, что все происходит, так как надо. Нагоняю Миранду. Абсолютно прямая спина, идеальная походка. Сейчас мне кажется с Мирандой все уже окончательно нормально. Глупо улыбаюсь. От подступившей радости хочется смеяться, хочется подлететь к Миранде и обнять ее. Сказать, что мы добились многого. Делаю две затяжки, прежде чем выкинуть окурок в урну. Странно, на улице так безлюдно и тихо, совсем не типично для этого времени суток. Обычно по углам парка прячутся парочки, но сегодня…я никого не вижу. Пинаю под ногами листья. В этот вечер многое так неожиданно и необычно. Миранда на несколько секунд оборачивается, удостоверяясь, что я все еще иду рядом. Неожиданно понимаю, хочется взять ее за руку, чтобы она чувствовала – я рядом и не дам ее в обиду. Но это всего лишь желание…а это Миранда Пристли, которой просто по статусу не положено. Да и вообще, о чем я думаю? Отмахиваю от этих мыслей.
Длинную аллею освещают несколько фонарей, они, поскрипывая, покачивались от легкого ветра. Миранда притормаживает, останавливаюсь рядом с ней. Она поправляет воротник, закрывая щеку. Улыбаюсь:
 
- Какой чудесный вечер! Спасибо!
- За что? – спрашивает без намека на заинтересованность.
- За эту прогулку и…
 
Договорить я уже не успеваю. Внезапно раздается не очень громкий хлопок, смотрю сначала на Миранду – она поднимает взгляд, прослеживаю его направления. Один из фонарей резко погас. Из перегоревшей лампочки посыпались искры. Зловещим каскадом падая на землю. Миранда застыла без движения, она просто остановилась. Никакого движения. Беру ее за плечи:
 
- Миранда?
 
Выражение ее лица резко меняется, наполняясь ужасом от накатывающих чувств. Через плотный слой одежды можно почувствовать, как она напряглась, плечи будто каменные. Нет, нет и еще раз нет! Миранда, я не позволю! Она резко отталкивает меня. Едва удерживаюсь на ногах, откуда у нее такая силища?!?! Она закрывает голову руками и падая на колени сжимается. Всем телом. Образуя маленький комочек. Сердце сжимается.
 
- Миранда, нет, пожалуйста! Прошу!
 
Наклоняюсь к ней, провожу по спине рукой, пытаясь успокоить. Ее плечи подрагивают. Ну, что же мне теперь делать. Только все стало налаживаться. К глазам подступают слезы. Нет, сжимаю кулаки, я не сдамся, я ее не оставлю. Никогда!
 
- Нам нужно домой…- пытаюсь поднять ее с колен.
 
Не хочет вставать на ноги. Слышу короткие всхлипы. Подхватываю ее на руки. Надо выйти из парка и поймать такси. Другого выхода просто нет. Прижимаю крепче к себе, она пытается отстраниться, бьет руками и ногами. Кричит невнятные просьбы оставить ее в покое, не делать с ней ничего, не трогать ее. Крепко прижимая Миранду к себе, иду к выходу парка.
 
Открываю входную дверь, и одновременно свободной рукой придерживаю Миранду за талию. Поездка в такси дорогого стоила. Сначала Миранда всхлипывала, потом ее просто начало трясти…и в итоге я не выдержала. Я сделала одну, возможно важную вещь, я ее ударила. Ровно тогда, когда моя ладонь коснулась ее щеки, мне стало стыдно за содеянное. Почему-то, кажется, я не имела на это право. Но уже поздно что-то менять. Я ее ударила…я много раз мечтала об этом во время работы в Подиуме, но сейчас – это было вынужденной мерой. Она успокоилась. Она замолчала. Теперь она не замечает ничего, и не видит меня. Усаживаю ее в кресло:
 
- Извините, я не могла по-другому…
 
Она молчит, я уже не знаю лучше так, или слезы. Расстегиваю и снимаю с нее пальто.
 
- Ну почему, Миранда, почему?
 
Почему именно сейчас, когда она пошла на поправку, когда я положила столько сил и терпения пытаясь вытащить ее из этого состояния. В ее глазах вновь пустота. Пытаюсь посмотреть в них, но Миранда не отводя взгляда смотрит сквозь меня. Становится страшно. Мне страшно вновь потерять ее. Мягко провожу рукой по ее плечу, беру под руку, заставляя встать. Нам еще надо дойти до комнаты.
 
Освобождаю ее от костюма, никаких халатов хватит, усаживаю на кровати. Руки застывают на ее плечах, едва пальцами задевая бретельки – нет, останавливаюсь. Смотрю на нее, Миранда продолжает быть безразличной. Хорошо, решаю не раздевать ее дальше – она может остаться в нижнем белье, судя по всему ей уже все равно. Надавливаю на плечи, заставляя ее лечь.
 
- Вы справитесь…
 
Накрываю ее простыней. Лежит неподвижно на спине, глядя в потолок. Пустой взгляд, ни одной эмоции. Вздыхаю. Кажется, сейчас я ничего не могу сделать. Убираю прядь серебристых волос с ее лица и решаю, в данный момент лучше выйти и оставить ее одну.  
 
 
Сажусь на кровати, придвигаю ноут, но писать ничего не получается. Внутри как-то пусто. Мысли сами сводятся к фонарю. Ну, почему лампочка взорвалась именно сейчас. Ни раньше, ни потом, когда мы бы уже ушли. Пальцы сами по себе начинают печатать, я не задумываюсь, текст идет откуда-то из души. Фонарь. Темнота. Страх. Боль. За нее. Бороться…
Кажется, бессвязные строчки вкладываются в единый текст. Мне не хочется его перечитывать, может быть с утра. А сейчас я изливаю душу белому листу word’a, потому, что больше не с кем поговорить…
Резко вздрагиваю, слыша крик. В первую секунду пытаюсь понять, откуда он может быть. Но тут же что-то переклинивает. К горлу подкатывает комок, руки начинают дрожать. Тело охватывает паника. Едва совладав с собой, захлопываю ноут и скидываю его с колен на кровать. Быстро, насколько хватает сил бегу по коридору к спальне Миранды. Подбегаю к двери. Закрыто. Черт! Со всей силы толкаю, пытаюсь выбить. Не поддается.
 
- Миранда, откройте! Откройте немедленно! Мать вашу!!!!
 
Толкаю дверь. Ответа так и не поступает. В душе необъяснимый страх, а вдруг она что-то сделала. Нет, гоню от себя эти мысли и начинаю с удвоенной силой пытаться выбить дверь.
 
- Что с вами?
 
Еще один резкий поворот и замок сдается. Изрядно расшатанный прошлым разом, сегодня он сдался намного быстрей. В комнате сумрак. Ночник выключен, оглядываюсь по сторонам в поисках Миранды. На кровати ее нет. Взгляд останавливается на раскрытых настежь окнах, развевающиеся от ветра шторы. Сердце замирает, кажется, так же как и перехватывает дыхание. Подхожу к окну, тишина. Нет, нет, она не могла. Отвлекает легкий вздох. Мне показалось? Оборачиваюсь. Замираю. Миранда сидит на полу у постели, как и в тот вечер, когда я зашла в эту спальню. Прижав к груди колени, склонив на них голову. Выдыхаю.
Опускаюсь рядом с ней на пол. Беру за плечи, не с силой, а наоборот крайне осторожно. Руки дрожат.
 
- Миранда, что вы, вставайте! Это всего лишь сон! Сон!
 
Возможно, я сейчас больше убеждала себя, чем ее, возможно, она меня даже и не слышала.
 
- Я рядом! Я никому не позволю вас обидеть!
 
Убираю пряди с ее лица, осторожно глажу по волосам. Она замирает. Прежде чем разразиться эмоциями. Поднимаю ее на кровать, остаюсь рядом, на коленях перед ней. Долго смотрю ей в лицо, кажется, из уголков глаз стекают кристальные слезинки. Провожу тыльной стороной ладони по ее щеке, убирая тонкие потоки слез. Ее лицо, сейчас кажется таким родным, таким близким, таким привычным…во взгляде растерянность. Она сама перестает понимать, что с ней происходит. Не знаю, что на меня находит, я просто перестаю себя контролировать. Эмоции саму меня переполняют. Сажусь на кровати рядом с Мирандой, обнимаю ее, крепко прижимая к себе. Щека к щеке. Такое странное ощущение, будто так и должно быть, что это привычно. Тихо шепчу ей что все будет хорошо, я помогу ей справиться. Чувствую, как ее руки на несколько секунд касаются моей спины, а затем вновь опускаются. Знаю, наверное, глупость, но мне кажется так надо. Но никакое, даже самое прекрасное мгновение не будет длиться вечно. Отстраняюсь, невольно задерживаю взгляд на ее глазах. В них…что-то чего я не могу понять, смесь чувств и еще чего-то…наверное страх.
 
- Ложитесь! Вам надо лечь, сейчас будет тепло…
 
Накрываю Миранду одеялом. Сама опускаюсь рядом с ней, не отвожу взгляд. Она вздыхает, господи, какая же она прекрасная в этой своей беззащитности, но при данных обстоятельствах, лучше бы она была снова снежной королевой. Закрывает глаза, а я еще пару минут наблюдаю за ней, дыхание выравнивается. Такое легкое и спокойное. Кажется все хорошо, и я уже не нужна…Поднимаюсь и приглушаю ночник.
 
- Не уходи…
 
Произносит настолько тихо, что в первую секунду я решаю – показалось. Поворачиваюсь к ней, наклоняюсь, чтобы поправить одеяло.
 
- Останься…- берет меня за руку.
 
Ложусь рядом, поверх одеяла. Миранда разворачивается ко мне лицом. Держу ее за руку, пальцы переплетаются. Если бы она только знала, как я хочу ей помочь…Закрывает глаза, ее дыхание становится ровным. Подвигается ближе, обнимаю ее прижимая к себе. Она успокаивается. Смыкаю веки, пытаюсь заснуть, организм требует отдых от эмоционального напряжения, но сон так и не идет…
list

Save your life / Part 3

Спасая твою жизнь.
 
By Allita
Beta: No
Fandom: Devil Wears “Prada”
Rating: PG-13; hurt/comfort
Pairing: Andrea/Miranda.
A\N: Автор ни на что не претендует, но если у вас появится желание, вы можете оставить отзыв.


 
***
Еще три дня холодного молчания. Реакция, которой я удостаивалась, была лишь в виде поджатых губ, и иногда недовольного сопения. Утром я приносила завтрак Миранде в комнату, заставляла ее подниматься из кровати и есть. На третьи сутки я уже просто не выдержала ее поведения, и отобрала у нее сигареты. Надо спрятать свои, чтобы она их не забрала. Хотя такая идея ей вряд ли сейчас придет в голову. Ужин давался тоже не легко. Первым делом надо было заставить Миранду выйти из комнаты, а это не так-то просто. Потом довести в столовую. Ну и естественно уследить за тем, чтобы содержимое тарелки не было опрокинуто мне на голову. В сегодняшний вечер все закончилось более миролюбиво. Мы съели почти половину тарелки спагетти, что не может не радовать – это уже заметный прогресс.
А сейчас я оставила ее в спальне с включенным ночником, не люблю когда в комнате темнота. Вернее не так, мне не нравится когда Миранда находится в темноте – это пугает и наводит на нехорошие мысли, а мы только начали делать успехи.
 
Закрываю входную дверь, ставлю на сигнализацию. Так, исключительно на всякий случай. Я почему-то начала бояться, что Миранда может уйти. Не в ее конечно состоянии, но все в этой жизни может случиться. Мне же главное это «все» не допустить.
Выключаю в холле свет и поднимаюсь в гостевую спальню. Опять не разобранная кровать. Скидываю с себя вещи. Не хватает их еще помять, я опять забыла взять из дома запаску. Надо будет попросить Найджела привести мне что-нибудь из вещей, на всякий непредвиденный случай. Зеваю. Падаю на кровать и обнимаю руками подушку. Наконец-то, это действительно достойное завершение дня. Почти засыпая, вспоминаю про недописанную статью…она осталась на барной стойке рядом с ноутбуком. К черту! Закончу завтра…Закрываю глаза и проваливаюсь в сон.
 
 
Я безобразно опаздываю, а еще не закончила статью. Ну, да, я вчера наивно посчитала – времени хватит с утра. Не тут то было, будильник был отправлен под кровать, а я спала дальше. Вбегаю на кухню и останавливаюсь у барной стойки. Так, статью я вчера оставила прямо здесь. Внимательно смотрю, рядом с ноутбуком ничего нет. Или здесь? Разворачиваюсь, но и на кухонном столе тоже пусто. Черт возьми, где она? У меня зрительные галлюцинации или провал памяти? Дьявол! Мне немедленно нужна эта статья! Едва не начинаю рычать в ее поисках. Нет! Ну, не могла же она по чистой случайности оказаться в помойном ведре, Ирма бы не выкинула бумаги без разрешения на то. Заглядываю в ведро и срываюсь на крик:
 
- Миранда, мать вашу!
Достаю клочки из мусорного ведра. Ну, это определенно она, больше некому. А все так замечательно начиналось. Чувствую, как злоба переполняет, грозясь расплескаться через края. Сжимаю то, что осталось от статьи в руках.
 
- Миранда! – угрожающе рычу.
 
Перескакивая через ступеньки, быстро миную лестничные пролеты, пока не достигаю третьего этажа. Влетаю в спальню. Сидит на диване, глядя в одну точку. Прекрасно. Мы спокойны как никогда ранее, мелкая пакость, а потом можно вернуться в свое мерзкое состояние. Ну, уж нет, я слишком много времени потратила, чтобы позволить ей…
 
- Миранда! Какого дьявола?!?! Что это?
 
Встаю перед ней и швыряю листочки ей на колени. Хмыкает, флегматично пожимает плечами и, не глядя на меня, произносит одно единственное слово:
 
- Бездарно!
 
Глубокий вдох, надо взять себя в руки, в последнее время у меня слишком часто появляется желание залепить ей пощечину, дабы привести в чувства. Сжимаю кулаки. Слава богу, что ноутбук надежно хранит копию моей статьи, иначе бы я…вздыхаю. Иначе бы я просто ничего не смогла с ней сделать. Миранде плевать на мои старания. Опускаюсь на диван рядом с ней. Закрываю лицо руками. Утро только началось, а я уже устала.
 
 
Веселье только начиналось, с каждым днем было все интересней и интересней. Несколько раз заставала Миранду с моей статьей в руках, это была как навязчивая идея, какая-то идиотская игра – кто быстрее. Или я успею уберечь написанное, или же она опередит меня и порвет статью. Сейчас же я тщетно пытаюсь восстановить удаленные файлы, господи, ну почему эта женщина умеет пользоваться ноутбуками?
 
- Замечательно! – кричу как можно громче, - К вам вернулись рефлексы – удалить все! Миранда, я должна радоваться?
 
Откладываю ноут в сторону. Видимо в очередной раз придется пообщаться с Мирандой.
 
 
Постепенно я начала привыкать к такому ритму жизни. Теперь мой вечер уже не распространялся на ночную поездку по городу до квартиры. Удобней было ночевать в доме у Миранды. Тем более я не услышала ни одного возражения. Усмехаюсь. Толи еще будет! Еще услышу, но пока я почти привыкла к моей новой должности, приходится соответствовать. Не смотря на колкие замечания Эмили, и советы Найджела – я начала считать этот дом и своим. Хотя бы на время. Теперь, уходя с работы и объясняя «Я домой!» я подразумевала не мою маленькую квартирку, где меня никто не ждал, а дом Миранды. Сюда куда приятнее возвращаться,  не смотря на то, что Миранда меня совсем не ждет. С Анри образовались достаточно теплые отношения, теперь о содержимом меню он спрашивал у меня. В начале пришлось немного поспорить, но в итоге мы пришли к консенсусу в составлении общего меню. В котором напополам были любимые блюда Миранды и мои. Странно, последнее время Эмили стала более раздражительной, чем обычно.
Найджел три раза в неделю приезжает с новой партией каталогов и вещей. На которые Миранда даже смотреть не желает. Она лишь молча отворачивается и уходит, не удостаивая своим вниманием коллекционные вещи. Как же меня раздражают эти ее вечные халаты!
Откладываю листы в сторону. Хотя бы в одном мы с ней договорились – теперь она не рвет мои статьи. Правда, ноутбук до сих пор прячу по привычке. Хотя Миранда в мою комнату не заходит. Она вообще редко выходит из спальни, в основном ее приходится, чуть ли не силой заставлять спуститься на два этажа ниже.
Откладываю бумаги на прикроватную тумбочку, на часах уже почти два ночи. Засиделась. Миранда давно уже должна спать, насколько я успела изучить, спать она теперь ложится где-то около часа. Выключаю свет и накрываюсь одеялом, завтра очередной сложный день.
 
Просыпаюсь от непонятного шороха. Тру глаза и пытаюсь понять, откуда идут звуки. В доме только я и Миранда. Последняя должна спать. Тогда какого черта? Где-то забыли закрыть окно, и по комнате гуляет сквозняк, создавая непонятные звуки?
Натягиваю на себя халат, путаюсь в рукавах. Убила бы того, кто забыл закрыть окно в кабинете!
В коридоре кромешная темнота, на стене ищу выключатель. Поворачиваю, делая приглушенный свет. Все равно слепит глаза. Дьявол, сколько время? Подхожу к кабинету, звук усиливается. Из под двери пробивается тусклый свет. Прекрасно, еще и свет не выключили…А кто говорил, что будет легко…
Распахиваю дверь и застываю. За столом в полумраке сидит Миранда. Присматриваюсь, по поверхности стола валяются скомканные и порванные бумаги, на краю лежит ее ежедневник. Она работает? Ну, да. Миранда сама логичность, самое время заняться работой – среди ночи-то!
 
- Миранда? – спрашиваю не громко, чтобы не спугнуть мое ночное видение.
 
Как обычно ноль эмоций. Придется повторить:
 
- Миранда, уже поздно. Вам давно надо было ложиться…
 
Игнорирует. Как обычно придется идти на крайние меры, с Мирандой не бывает мировой, всегда надо делать наоборот, чтобы до нее достучаться. Подхожу к столу и выключаю лампу. Комната погружается во мрак. Остается досчитать до трех. Один. Два. Три…
 
- Кто здесь?
 
Хмыкаю. Ну, да. Меня можно заметить лишь в том случае, когда внезапно пропадает свет.
 
- Это Андреа. Я ваша…- едва машинально не произношу «секретарша», но, вспомнив, останавливаюсь, - мы работали вместе. Если еще помните, конечно…
- Уйди! – холодно и отстраненно.
 
Рукой убираю волосы с лица. Нет, на этот раз номер не пройдет, в такое время нормальные люди должны спать, а не сидеть в кабинете за разрыванием не пойми каких бумажек. Беру ее за запястье. Резко дергается, пытаясь вырвать руку.
 
- Миранда, сейчас вы пойдете спать!
 
Пальцы крепко сжимаются на запястье, выдергиваю ее из кресла. Упирается, но на меня это уже не действует. Давно не действует. За время, проведенное в этом доме я успела привыкнуть к подобного рода проявлению эмоций.
 
Утром захожу в кабинет, чтобы ознакомиться с содержимым тех листов, которые ночью уничтожила Миранда. На столе чисто. И когда только успели убраться? Ладно, не важно, определенно на них ничего особо ценного быть не могло. Вспоминаю разорванную статью. Да, по ее мнению моя статья была бездарна…значит, и в ней не было ничего ценного. Господи, что я говорю о своей же собственной работе! На столе остался ежедневник, в нем определенно должно быть что-то полезное. Сажусь в кресло и принимаюсь внимательно изучать его содержимое.
 
«12.15 Гуинбет…»
 
Среди списка нахожу неизвестную мне фамилию. У Миранды спрашивать не имеет смысла – ответа мне никто не даст, остается последнее – Эмили. Тянусь к трубке и набираю номер приемной «Подиума».
После моего вопроса, Эмили поинтересовалась все ли у меня в порядке с головой и отключила трубку. Интересная реакция на мой вполне невинный вопрос. Какого черта?!?! Набираю еще раз. Прекрасно. Теперь трубку никто не берет. Эмили, если я до тебя доберусь…Можно было спросить у Найджела, но его сейчас нет в стране, и пришло же ему в голову посреди недели взять отпуск и уехать в Голландию. Остается только Миранда, за не имением никого другого, придется спрашивать у нее.
В спальне пусто, в гостиной, столовой и кухне тоже. Остается обойти все 18 комнат, чтобы найти хозяйку дома. Радует то, что это определенно легче, чем когда мне пришлось искать Митци. Обойдя все комнаты, я поднялась в детскую. На аккуратно застеленной кровати сидит Миранда. Опять халат? Ну, сколько можно?!?! Ее поступки не поддаются никакой логики, поэтому можно уже просто о них не задумываться – совершает, значит совершает.
 
- Миранда, у вас сегодня в 12.15 назначена встреча с неким Гуинбертом, выделено красным цветом. – в ответ как обычно - тишина, вздыхаю. – Кто он?
 
Поднимает на меня глаза. Сквозь сжатые зубы цедит:
 
- Стилист. Не докучайте мне своими вопросами!
 
Отлично! Мы чего-то добились. Разворачиваюсь и выхожу из комнаты, оставляя ее в одиночестве. И что теперь делать с этой встречей? Позвонить и отказаться в виду того, что Миранда Пристли не в состоянии. Или же высказать, что ей плевать на то, как она выглядит, в каком состоянии ее лицо и волосы. Да, определенно самым лучшим вариантом будет послать его куда подальше. Желудок недовольно напоминает о себе, завтрак уже давно пропущен, а я не перехватила даже кружки кофе. Спускаюсь в кухню. У меня еще есть время позавтракать, прежде чем отзвониться этому стилисту и отменить встречу. Открываю холодильник, полки как всегда ломятся. Роюсь в поисках салата. Вздрагиваю от ощущения чьего-то присутствия рядом. Поднимаю взгляд. Миранда. Стоит рядом с дверцей холодильника. Ступает ближе, отодвигает меня и тянется за бутылкой минералки. Молча смотрю на нее, я все никак не могу привыкнуть к этому молчанию. Забирает бутылку и исчезает из кухни. Хотя бы позавтракать можно в нормальной обстановке. Достаю тарелку с салатом. Есть еще полчаса, которые можно уделить себе.
 
Большие часы в гостиной пробили четверть первого. В кухне появляется разъяренная Миранда, резко поворачиваюсь, так, что тарелка летит на пол и разбивается. Вот это придется убирать мне. Злюсь. Смотрю на Миранду.
 
- Какого дьявола? Где он?
 
Глаза ее загорелись недобрым огнем, а я невольно этому обрадовалась. Лучше видеть такую реакцию, чем вообще не будет никакого ее проявления. Мне так больно видеть пустоту в зеленых глазах, но сейчас они живые. Не могу не улыбнуться.
 
- Мне так не хватало его все эти недели…
 
Она резко замолкает. И снова холодное безразличие. Вспыхнувший огонь в глазах потух так же быстро, как и зародился. Я рано обрадовалась. Открываю рот, но она уходит не дожидаясь моего ответа. Резко подрываюсь с места и бегу в кабинет, надо срочно найти телефон этого стилиста, чтобы переназначить на более позднее время.
 
Провожая светящегося радостью Гуинберта, я решила узнать, что произвело на него такое впечатление. Явно не чудное настроение Миранды. Ведь когда он появился в этом доме на его лице было написано явное раздражение. В ответ я получила неоднозначное заявление, заставившее удивиться:
 
- Миранда была сегодня такой сдержанной, - щебетал стилист, - Она не отвергла ни одного моего предложения…я думаю вы знаете, как ей трудно угодить…
 
Как же, знаю! Провожаю его на улицу и закрываю дверь. Теперь надо подняться наверх и посмотреть что навоял мастер. Надо ознакомиться с результатами пятичасового труда служителя ножниц и фена.
Открываю комнату, в нос ударяет резкий запах ацетона. Господи, откуда такой отвратительный запах?!? Миранда сидя за туалетным столиком, уничтожает остатки маникюра. На голове, - нервный смешок, - не осталось даже намека на недавно сделанную укладку. Была сдержана? А то, как же! Приняла все идеи? Да, вижу…в полной мере вижу, как приняла. Улыбаюсь. Ну, вот, я уже вижу Миранду, к которой успела привыкнуть. День преподносит сюрпризы, которые определенно радуют. Но я уже начинаю сомневаться, что этот кошмар когда-нибудь закончится. Так, ладно, полюбовалась и хватит, надо вернуться к работе. Молча выхожу из спальни.
 
 
***
Сегодня меня внепланово пригласили на юбилей одного из редакторов. Я была несказанно счастлива, но отделаться не могла. Работа, есть работа. После получасового телефонного разбора полетов Эмили сдалась и порывшись в кладовке у Найджела, руководствуясь его исключительным вкусом, выбрала мне платье. В котором я сейчас стою перед огромным зеркалом. Да, кто бы мог подумать, что мир Моды ненавязчиво вернется в мою жизнь. При том, подобным образом. Вздыхаю. Я так привыкла проводить вечера дома, ну вот, я называю этот огромный дом своим. Господи, как же я к нему уже привыкла, как и к его хозяйке. Да мне теперь кажется нелепой мысль оставлять ее пусть даже на вечер одну в доме. Смотрюсь в зеркало. Кажется, меня мучает совесть…
Жалко, что Миранда не может оценить мой внешний вид. Я еще прекрасно помню, как она это делала прежде. От ее колких замечаний начинало трясти, я еле сдерживалась, но потом все равно подчинялась – она была права, всегда была права. Очередной придирчивый взгляд на свое отражение. Ей бы не понравилось, такие вещи не в ее вкусе, легкомысленному покрою Миранда предпочитает строгие лаконичные силуэты.
Появляется в комнате словно тень, меня это даже не удивляет. Проходит мимо, полностью игнорируя меня. Ну, и это тоже из разряда «уже знаем».
 
- У одного из редакторов сегодня юбилей. Я приглашена…
 
Как всегда слова уходят в пустоту. Вздыхаю. Иногда мне начинает казаться, что это бесполезно. Все старания, попытки – все, что я делаю. Но я не останавливаюсь – не хочу останавливаться, не могу остановиться, потому, что чувствую – то, что делаю я важно. А сейчас, я была бы рада услышать даже самую отрицательную реакцию. Пускай бы она раскритиковала в пух и прах мое вечернее платье. Я была бы счастлива. Продолжаю смотреться в зеркало, пытаясь понять, чего не хватает для завершенности вечернего туалета. Внезапно меня озаряет. Шея! Во время работы в «Подиуме» Найджел всегда мог выручить, но сейчас…нет времени, и самой выбрать нечего. Под рукой ни оказывается ничего. Вздыхаю. Шея определенно пустая.  Ладно, черт с ним. Справлюсь и так! Улыбаюсь своему отражению. Вполне неплохо, если не вспоминать о маленьком нюансе, но мы о нем не будем. Господи, я волнуюсь. Я так давно не посещала подобные мероприятия, что успела от них отвыкнуть. Надеюсь, я не задержусь там надолго, и при первой появившейся возможности постараюсь уехать. Остается дать Ирме несколько указаний на то время пока меня не будет. Главное, чтобы она ничего не упустила. Не хватает, чтобы они сожгли дом. Нервно усмехаюсь. Какие-то мысли в голову лезут, совершенно неуместные.
Выхожу в холл, и замечаю на столике, на котором столько раз за год моей работы оставляла Книгу, замечаю синюю бархатную коробочку. Странно, ее точно здесь не было. Беру коробку в руки, провожу по бархату обивки, приятна под пальцами, на коробке лейбл «Сarrera y carrera», одно только название вызывает леденящий душу восторг. Открываю. Дыхание перехватывает от волнения. В коробочке лежит удивительной красоты колье из серого жемчуга с акцентами из бриллиантов в бриллиантовой крошке…
 
Весь вечер я будто отсутствовала. Все мысли занимали думы о доме на пятой авеню. Прием оказался настолько скучным, что я даже начала понимать Миранду с ее вечным желанием не задерживаться на таких мероприятиях дольше первый 15 минут. Но это только при условии, что не она сама их организует. Как только появилась возможность, я покинула это скучное, навевающее тоску действо. Что бы я еще раз отправилась на подобное мероприятие. Да, лучше пристрелите меня!
 
Вернувшись, обнаруживаю Ирму в гостиной, она смотрит по телевизору какой-то глупый сериал. Никогда не понимала, такого странного пристрастия многих женщин.
 
- Привет! Где Миранда?
- По-моему она закрылась в кабинете, она ни разу не вышла с твоего ухода. Я ее даже не видела. Как прошел вечер?
- Было очень скучно…- рассеянно отвечаю.
- Андреа, Миранда отказалась ужинать…
 
Вздыхаю:
 
- Спасибо. Ты можешь быть свободна. Доброй ночи!
 
Снимаю колье, оно просто великолепно. У меня просто нет слов. И оно принадлежит ей, возможно, она даже ни разу его не носила. Но оно такое великолепное…Аккуратно убираю его в бархатную коробочку. До сих пор в голове не укладывается, неужели Миранде действительно становится лучше. Иначе я просто не знаю, как можно истолковать ее жест?!?! Захлопываю коробочку и иду в кабинет к Миранде возвращать ее украшение.
Миранда сидит за столом, вновь обложившись кипой бумаг, но взгляд выражает полное безразличие, она просто смотрит в их направлении, но создается впечатление, что она их не видит.
 
- Доброй ночи! – улыбаюсь, - Миранда, спасибо вам…у меня просто нет слов. Спасибо!
 
Молча встает, берет коробочку в руки. Несколько секунд вертит, даже не глядя на нее, а затем кидает в ящик стола. Выключает настольную лампу и проходит мимо меня.  Ну, что ж, уже хорошо. Миранда выключает за собой свет, это видимо новая привычка из разряда «никого кроме себя не вижу». Обреченно вздыхаю и выхожу из кабинета, сейчас самое главное желание избавиться от платья и лечь спать. Я устала. Нет. Я чертовски устала. Медленно дохожу до спальни, размышляя над расписанием завтрашнего дня, в итоге посылаю все к черту. Разберусь завтра! Скидываю платье прямо на пол, все равно оно отправится в химчистку, да и никто не увидит, что оно осталось ночевать на полу. На поход в ванну сил просто не остается, все равно уже слишком поздно, зачем лишать себя лишних минут сна. Косметика? Все равно. Можно смыть с утра. Падаю на постель, заворачиваюсь в одеяло. А теперь спать. Обхватываю руками подушку. Как же хорошо, чертовски хорошо. Мягкая теплая постель, и Миранде кажется становится лучше. Это еще один стимул. Я буду стараться. Я буду бороться. Я добьюсь победы. Для Миранды, ради Миранды…но я добьюсь победы.
 
С трудом просыпаюсь, реагируя на треск мобильного, такое ощущение, что он где-то очень-очень далеко. Откидываю край одеяла. Открываю глаза, надо было вчера смыть косметику. Сейчас такое отвратительное ощущения чего-то не совсем приятного налипшего на ресницах, и я больше чем уверена, что это что-то сейчас размазано и под глазами. Пытаюсь сфокусировать взгляд на часах, прекрасно, половина одиннадцатого…Что?!?! Дьявол, я опоздала на работу! Резко сажусь на постели. Поднимаю голову и начинаю судорожно натягивать простынь, пытаясь прикрыться. На пороге комнаты стоит Миранда, в длинном зеленом халате. А то как же! В руках у нее звенит мой мобильны! Нет! Нет! И еще раз нет! Она держит его двумя пальцами на почтительном от себя расстоянии, будто это не мобильник, а пробирка с очень страшным вирусом. Поджимает губы, а затем произносит, ее голос больше напоминает шипение, мне становится не по себе.
 
- Как вы тут оказались? Что вы здесь делаете?
 
Удивленно смотрю на нее. Складывается ощущение, что мое присутствие в доме она наблюдает в первый раз. Поправляю рукой волосы, ловлю ее взгляд, становится не по себе, понимая, как я отвратительно выгляжу. Еще эта не смытая косметика.  Итог – просто чудно! Мне есть чем гордиться.
 
- Я…- думаю, как бы достойно ей ответить, - пытаюсь уживаться с вами!
 
Больше ничего не сказав мне, бросает телефон на пол и выходит из комнаты. Как же меня достали эти проявления характера, который по большей части совершенно не к месту! Хорошо, что мобильник приземляется  по середине ковра, а не врезается в тумбочку, это была бы катастрофа, по крайней мере на первую половину дня. Быстро подскакиваю с постели и поднимаю его. На дисплее высвечивается номер моего шефа. Дьявол! Ну, что за невезуха прямо с утра?!?! Перезваниваю, и отшатываюсь от трубки, от громкого голоса шефа:
 
- Андреа, какого черта, где вас носит? Или вы забыли, что сегодня рабочий день?
- О, нет, извините, у меня дома некоторые проблемы…
- Статья должна быть вечером, если я ее не увижу – ищите другое место работы.
 
Отключается. Тупо смотрю на мобильник соображая, что делать дальше. Статья все еще не доделана. Пару вечеров мне просто было не до нее, я даже не помню себя, как доползала до кровати, настолько меня выматывала война с Мирандой. Сейчас же, у меня всего несколько часов чтобы закончить работу. Кидаю мобильный на постель и иду в ванну. Такого отвратительного дня у меня еще не было, вернее дни то были, когда-то давно, будучи секретаршей Миранды. Но сегодня…
list

Save your life / Part 2

Спасая твою жизнь.
 
By Allita
Beta: No
Fandom: Devil Wears “Prada”
Rating: PG-13; hurt/comfort
Pairing: Andrea/Miranda.
A\N: Автор ни на что не претендует, но если у вас появится желание, вы можете оставить отзыв.


***
Включаю ноут и удобно устраиваюсь в кресле. Надо закончить читку статьи, прежде чем относить ее Джону. Вечер начался с легкого перекуса в небольшом кафетерии, потом возвращение в дом Миранды. Первые несколько дней меня пугала тишина вечера. Дом казался неживым, страшным. А еще больше страшило то, что его хозяйка решила похоронить себя заживо. Вот уже который вечер она не притрагивается к ужину, который я ей приношу. Повар уже не знает, чем можно удивить Миранду. Она отказалась даже от своего любимого слабо прожаренного стейка. Вздыхаю и тру глаза, за целый день за компьютером на работе, а потом еще и сверхурочной работы глаза начинают просто страшно болеть. Домой поеду после того, как закончу. Все равно Миранда не выходит из спальни и не замечает моего присутствия.
Два дня назад я заметила, как из холодильника стали пропадать сыр и фрукты. Уже неплохо, она по крайней мере есть хоть что-то. Потом пару раз у меня пропадали пачки сигарет, после чего на столике у спальни я находила пепельницу с окурками. После чего было решено менять пепельницу и оставлять пачку сигарет. Одну на два дня. Вот и сегодня я принесла очередную пачку. За дверью все так же тихо. Если бы не эти намеки на признаки жизни, я бы совсем начала сомневаться в том, что Миранда жива. Она не разговаривает и не выходит из спальни, когда в доме есть хоть кто-то. Но так не сможет продолжаться вечно.
Разбитые зеркала в доме уже поменяли, но Эмили распорядилась их занавесить. Дабы в очередном приступе ярости Миранда не покалечила себя. День ото дня поездка и проведение вечера в этом доме начинает входить в привычку.
Иногда вечерами сидя в интернете я просматриваю статьи, пытаясь найти что-то похожее на поведение Миранды. Надеясь понять, что ее сломало. Из огромного объема информации следует только одно – ей нужна помощь специалиста, от которого она отказалась, еще находясь на рабочем месте в редакции. Книга ее тоже перестала волновать, я пару раз просматривала ее с утра – никаких пометок. Найджел с Эмили пытаются справляться своими силами – но долго они не протянут.
Откидываюсь в кресле и потягиваюсь, мышцы затекли. Осталось последних два абзаца и можно начать собираться домой. Роскошный ужин, конечно, меня не ожидает, но кружка свежесваренного кофе совсем не помешает, тем более после проделанной работы. Прикрываю глаза. Из коридора раздается непонятный шорох, настораживаюсь. В доме только я и Миранда. Митцы отправили вместе с близнецами. Замираю, задерживаю дыхание.
В комнату заходит Миранда, проходит мимо меня, не замечая. Она даже не смотрит в мою сторону, взгляд направлен в пустоту, не фокусируясь на чем-то. Она появляется так неожиданно, что слова застывают в горле, пытаюсь быстро придумать, как с ней можно заговорить. Ничего. Темно синий шелковый халат небрежно завязан, растрепанные волосы и полное отсутствие макияжа. Кожа в полумраке настолько бледная, что кажется почти прозрачной. Миранда проходит на кухню. Поднимаюсь и следую за ней как можно тише. Она останавливается среди кухни, будто пытается решить, что делать дальше. От того, что я вижу перед моими глазами меня передергивает – этого просто не может быть. Мне больно видеть Миранду в таком состоянии. Она не убита горем – она безразлична ко всему.
Достает из холодильника бутылку минералки и тарелочку с нарезанным на ней сыром. Господи, ну, почему надо так над собой издеваться?!?
 
- Миранда? – подаю голос, но она совершенно не реагирует. – Миранда, я оставила вам ужин…
 
Полностью игнорируя мои слова, она проходит мимо, едва задев мою руку рукавом халата. Разворачиваюсь и провожаю ее взглядом. В холле она на секунду останавливается и выключает свет. Прекрасно! Меня она не замечает вовсе, но теперь я хотя бы убедилась – Миранда выходит из комнаты, ненадолго, но выходит.
 
Закончила статью. Сон никак не забирал. Я теперь понимаю, что чувствуют приведения, вынужденные слоняться по огромному замку ... Я пошла в кабинет...
 
Кабинет Миранды резко отличался от всего холодно-великолепного убранства дома. На удивление он был уютным, и от него веяло каким-то манящим теплом. Холодный кафель, сменяется натёртым до блеска паркетом из отдельных дощечек. Hi-tech сменился стилем начала 19 века. По стенам возвышалась громадная библиотека, уходящая высоко в потолок. Рядом стояла высокая стремянка, наверное, чтобы снимать книги с верхних полок. Пробегаюсь взглядом по переплётам: Бенвенутто Челлини «Жизнь, написанная им самим» - отмечаю, что есть очень редкие книги.
По середине стоит рабочий стол - полная противоположность столу в редакции. Старинное красное дерево, обрамлённая ренессансным орнаментом. Включаю абажур. По кабинету разливается теплый свет, привнося что-то очень душевное.
Располагаюсь в удобном кожаном кресле с большими подлокотниками. Как удобно. Сразу перед глазами лежит календари, в котором красной ручкой обведены какие-то даты, их довольно много. Странно, у Миранды есть своё расписание, интересно, что там было … откладываю, не хорошо брать чужие вещи.
Взгляд падает на рамку с карандашным наброском - две схематичные детские фигурки, а посередине из кружков и овалом нарисована фигурка побольше, внизу написано «mother». Улыбаюсь. Что-то ёкает у меня в душе, но ока не понимаю что.
В углу стола лежит большой фотоальбом в массивной кожаной обложке, наверное, семейный, тянусь, с интересом открываю. Какой тяжелый.
Маленькие близняшки, видимо их отец, такие счастливые... но почему-то нет самой Миранды, странно.
Перелистываю... какая замечательная портретная фотография: Миранда сидит на полу, в позе лотоса создавая вокруг головы сердце из рук ... в её глазах столько любви ...
 Листаю дальше ...
 
Закат, море, видимо ранняя осень ...
Двое стоят лицом к лицу, босые ноги, на них набегает вода между ними закатывающееся солнце ...
 Фотография подписана ...
 
" моей любимой жене...
Франция. Канны, 1997 год"
 
Останавливаюсь. Что-то мешает мне листать дальше... Я откладываю альбом обратно на стол, на коленях остаётся конверт.
Беру его в руки. «Прочти, пожалуйста». Джон Пирст.
Не распечатанный. Бумага уже пожелтела. Странно. Аккуратно кладу его обратно в альбом.
Встаю, прохожу обратно в гостиную, надо продолжить редактировать статью. Но как назло начинает клонить в сон, почти на автомате дохожу до комнаты для гостей. Падаю прямо на не расстеленную постель. Веки слипаются, начинаю проваливаться в сон. Перед глазами мелькают слайдами фотографии, она на них какая-то другая. С мыслью, что чужая душа потёмки, проваливаюсь в глубокий сон.
 
 
Еле разлепляю веки. Господи, сколько времени? Мне кажется, я проспала целую вечность, вытягиваю руку, пытаясь нащупать будильник. Когда я его только успела выключить? Нащупываю – ничего. Неужели опрокинула? Делаю над собой усилие и сажусь на постели. Щурясь, оглядываю комнату – она меньше всего похожа на мою спальню. Все в каких-то однотонных пастельных тонах. Да и мебель по виду намного дороже, чем я могу себе позволить.
Черт, я умудрилась заснуть прямо в джинсах и блузке – теперь все безвозвратно измято. Кроме того, я возымела наглость заснуть в гостевой спальне в доме у Миранды. Надо будет по быстрому съездить домой, а уж потом на работу – Джон сделает из меня отбивную, если я вовремя не привезу статью. Смотрю на часы, по хорошему у меня еще есть два часа, значит, времени хватит на кофе – завтрак для Миранды и вызвать такси, чтобы добраться до дома.
Спускаюсь в кухню, горничная еще не появилась. Прекрасно, есть время уйти незамеченной. Достаю джезву, сегодня особо экспериментировать не хочется, поэтому буду варить обычный кофе. Хотя, стоит признать, у Миранды широчайший выбор сортов. Так же как специй и приправ. Я первый раз задалась вопросом, умеет ли она готовить, и если умеет то насколько вкусно. В желудке заурчало. Без одного бутерброда никак не обойтись. В холодильнике чего только нет, стоит сказать отдельное спасибо Эмили – она держит все под контролем, что касается содержания дома в порядке. Холодильник просто никогда не остается пустым, повар постоянно готовит завтраки, обеды и ужины, даже если хозяйка дома их есть не собирается. Иногда вечером не успевая поужинать в каком-нибудь маленьком ресторанчике я утоляю голод на кухне у Миранды.
От ненавязчивых дум отвлекает шипение, я чуть не упустила кофе. Разворачиваюсь к плите и чуть не падаю запнувшись о ножку стула. Не хватает еще разбить голову для полного счастья. Снимаю джезву с плиты. Надо подняться, забрать ноутбук и уничтожив завтрак ехать домой.  Раздумываю перед шкафом с посудой, доставать одну чашку или две. В итоге достаю две – кофе все равно останется, а если Миранда его не захочет выпить, то я от этого по сути ничего не потеряю.
 
Оставляю на столике поднос, с надежде, что хоть сегодня Миранда решит нормально позавтракать.
 
- Доброе утро! – дергаю ручку двери – не поддается, - Сегодня замечательный день! На улице солнце…
 
Несу какую-то ерунду, но это во всяком случае лучше, чем лишний раз спрашивать, как она себя чувствует, напоминая о ее состоянии. Вздыхаю:
 
- Миранда, сегодня и правда прекрасный день! Я постараюсь закончить с работой пораньше и приехать к вам.
 
В ответ как всегда молчание, с каждым днем оно начинает раздражать все сильнее, сдерживаюсь и миролюбивым тоном продолжаю:
 
- И вам хорошего дня! До встречи!
 
***
- Миранда? – настойчиво стучусь, - Миранда?
 
Джон довел до ручки, моя статья, видите ли, не совсем то, что он хотел увидеть. Ах, если бы взглядом можно было убивать!!! А еще Эмили, черт бы ее побрал с ее ехидством, кажется, она начала оправляться раньше времени. Вот, честное слово, вечером была готова запустить в нее тарелку.
 
- Миранда? – пинаю дверь.
 
Злость наполняет до краев, ну сколько можно?!?! Определенно, если заманчивые перспективы умереть в своей собственной постели, но не в таком возрасте и не такой женщине! С силой дергаю ручку. Ничего! Мать твою, Миранда, какого черта ты делаешь? Какого черта я здесь делаю?!?!
 
- Миранда Пристли, сейчас же откройте дверь! – со всей силы ударяю дверь бедром.
 
Отлично, по-хорошему мы не хотим. Прекрасно! Остается только найти, чем отпереть дверь. Для полного счастья мне только этого не хватало, Миранда ведет себя неадекватно, уничтожая свою жизнь. Она не в своем уме! Сильно ударяю в дверь, все, кажется, терпение дошло до предела возможного.
 
- Миранда, я серьезна! – плевать, что в этот момент она может просто усмехаться.
 
Круто поворачиваю ручку и наваливаюсь на дверь, несколько сильных толчков плечом и дверь начинает сдаваться. Резко выворачиваю ручку и открываю дверь. Воздух настолько тяжелый и застоявшийся, что можно предположить – уже более недели здесь не проветривали. Подергиваю плечом, кажется, я ударилась больше, чем рассчитывала. Растираю плечо, нос улавливает запах сигаретного дыма, такое чувство, комната пропиталась табаком, и где-то было разлито спиртное. Шторы задернуты, не давая свету уличных фонарей проникать в спальню. Кажется комната не жилая вообще, от этого становится страшно. Я на секунду начинаю сомневаться, что Миранда находится в одном же помещении со мной. Замираю. Ее присутствие выдает едва слышимое дыхание. Такое легкое и невесомое, что его почти не заметно. Подхожу к окну и резко распахиваю шторы. Щурюсь от контраста темноты комнаты и яркого света фонарей. Еще не достаточно поздно, чтобы они перестали гореть, на улице время сумрака. Открываю окно. Вдыхаю прохладный воздух. Так лучше. Уже лучше. Завтра же надо будет сказать горничной, чтобы убрала в комнате, чтобы ни оставила, ни единого уголка без уборки.
 
- Миранда, в комнате очень душно…- задумчиво смотрю в окно, - сегодня замечательный вечер! Вам не помешает свежий воздух! Знаете, мой шеф раскритиковал статью, над которой я просидела весь вчерашний вечер! Но я себя все равно не чувствовала так отвратительно, как тогда, после вашего прилета из Майами…
 
Постукиваю пальцами по подоконнику. Миранда надо расшевелить, иначе я скоро сама впаду в жуткую депрессию от увиденного. Господи, а это что за гадость? Зеркало туалетного столика разбито. Какого черта? Включаю светильник. По дорогому ковру разбросаны осколки. Сажусь на корточки. Говорят в разбитое зеркало нельзя смотреться. 7 лет несчастья. Я уже давно перестала в это верить. Рассматриваю осколки, на некоторых отчетливо видна запекшаяся кровь. Боже, что она с собой делает?!? Резко выпрямляюсь в полный рост. Чуть кружится голова, так, что я едва успеваю ухватиться за спинку кресла. Этот отвратительный душный воздух все никак не хочет проветриваться.
 
- Это все не правильно! В конце концов, нельзя же гробить свою жизнь самым безобразным образом! Вы слышите меня!
 
Кажется, я опять начинаю звереть. Ненавижу, когда не могу сдержать себя в руках. Глубокий вдох этого отвратительного воздуха. Решительно подхожу к постели. Огромное ложе, застеленное темными простынями, не тронуто. Она что, совсем не ложилась или сама застелила себе постель? Последнее просто противоречит логике! Миранда сидит на полу рядом с кроватью, прижав колени к груди, смотрит куда-то в одну точку, совершенно не замечая меня. Фарфоровая кожа, кажется почти прозрачной в тусклом свете. Растрепанные серебристые волосы. Сердце сжимается, мне больно видеть эту идеальную женщину в таком состоянии. Критическом. Находящемся на грани абсурда. Нет, увиденный образ никак не может быть тем, что навечно врезалось в память – ледяная королева. Сейчас она больше напоминает запуганного ребенка, мне даже кажется, что плечи ее подрагивают. Миранда обхватывает их руками, пальцы со всей силы сжимаются.
 
- Миранда, Миранда, какого черта?!?! – сажусь напротив нее.
 
Она продолжает смотреть в одну точку, пытаюсь заглянуть в ее глаза, увидеть хоть что-нибудь. Нет. Миранда не видит меня. Смотрит сквозь, в невидимую мне точку. Становится безумно страшно за нее. Она перестала контролировать себя, она стала терять себя.
 
- Посмотрите на меня! Смотрите! – не реагирует, не сдерживаюсь и повышаю голос, - Смотри!
 
Мгновенно ее лицо искажается страшной гримасой, болезненной, излучающей только страх и животный ужас перед чем-то пока не до конца мне открывшимся. Только страх. Парализующих. Больше ничего. Страх и пустота. Беру ее за плечи, опуская свои ладони по верх ее. Ее руки холодные, можно сказать почти ледяные. Нет, нет, нет! Она не может так с собой!
 
- Все хорошо, - почти шепотом, - все хорошо! Все будет хорошо! Я рядом! Я не дам вам уйти!
 
Чувствую, как она вздрагивает, но не убираю руки. Выражение ее лица резко становится безразличным, немым, закрытым. Пустота зеленых глаз пугает. На лице яркой полоской выделяется зарубцевавшийся шрам. Провожу рукой по ее голому плечу, кожа холодная.
 
- Миранда, сколько же вы просидели вот так? – она не реагирует, - Надо подняться, вам просто необходимо привести себя в порядок…
 
Теряюсь. Пытаюсь придумать, что ей еще можно сказать. Черт! Я опять начинаю злиться.
 
- Я сейчас!
 
Поднимаюсь на ноги и иду в ванну. Необходимо набрать горячую ванну, Миранда совсем замерзла. Не хватает, чтобы она заболела. Хотя, куда уж хуже? Включаю воду. Теплая. Горячая. Прекрасно. Возвращаюсь за Мирандой. Она так и не поменяла позы.
 
- Я набираю воду. Сейчас вы подниметесь и пойдете в ванну, - по прежнему никакой реакции, как я уже от этого устала, - хорошо, не хотите идти сами, мне придется отнести вас на руках.
 
Наклоняюсь, чтобы поднять ее с пола. Пытается меня оттолкнуть, пытается вырваться. Крепко держу не отпуская, боясь уронить. Миранда борется, ударяет меня в плечо, прижимаю к себе:
 
- Все хорошо!
 
- НЕТ! – это единственные слова, которые, я услышала от нее за все время пребывания в этом доме.
 
Определенно, лучше такая реакция, чем совсем никакой. Миранда еще раз дергается, а потом перестает, обхватывает рукой мои плечи. Мне кажется, она похудела еще больше, создается ощущение, что Миранда невесома. Быстро дохожу до ванной. Несколько мгновений раздумываю, куда опустить Миранду, затем усаживаю ее на бортик ванной.
 
- Мне остаться с вами или выйти?
 
В ответ холодное молчание. Такое же, как и она сейчас. Вздыхаю. Машинально убираю прядь волос с ее лица, пальцами едва касаясь щеки. Она вздрагивает. Я коснулась травмированной щеки. Не понятно от чего ей больше не приятно, от осознания того, что именно я касаюсь ее щеки или же того, что на этой щеке шрам. Так, кажется, вода уже набралась. Окидываю взглядом помещение. Светлая в бежевых тонах ванна, большое помещение, на полках рядом с раковиной море всяких баночек, флакончиков. Напоминает магазин. Взглядом ищу полотенце, но ничего не нахожу. Из большой плетеной корзины для белья торчит махровый кусок полотенца. Последнее было использовано, но его никто так и не заменил. Надо сходить в гостевую спальню – Ирма должна была оставить пару полотенец.
 
- Мне надо сходить за полотенцем, - развязываю пояс ее халата, - но я скоро вернусь. За это время я надеюсь, вы станете сговорчивей, - халат падает с ее плеч.
 
Заставляю Миранду подняться, чтобы выдернуть из под нее халат. Кожа бледная, с ярко выраженным рисунком вен. Нельзя не признать, даже в таком состоянии Миранда остается красивейшей из женщин. Выключаю воду. Миранда продолжает стоять рядом неподвижно, не следя за моими манипуляциями. Выражает полное безразличие. Хорошо. Глубокий вдох. Подхватываю ее на руки и опускаю в теплую ванну.
Отряхиваю влажные от воды руки:
 
- Я за полотенцем, надеюсь, вы в это время отогреетесь и… - запинаюсь, Миранда прижимает колени к груди и прикрывает веки, - и вымоетесь…в противном случае мне придется помочь вам это сделать!
 
Разворачиваюсь и выхожу из ванной.
 
Захожу в гардеробную.
Мысленно переношусь в кладовые Подиума. Боже, сколько же тут вещей.
Мгновенно проскакивает мысль, что этим содержимым можно поправить всю экономику республики Чад. Провожу рукой по аккуратно повешенным нарядам, всё в прозрачных пакетах. Наряды уже подобраны. На некоторых остались бирки. Под каждым из них стоят туфли.
Что-то не припомню, чтоб Миранда сама что-то покупала в магазинах… Обычно, этой чести удостаивались либо мы с Эм, либо одежду  ей доставляли на выбор в офис. По большей части всё ей доставалось бесплатно …
Так, я что-то увлеклась. (останавливаю своё мыслеблудие).
Мне нужна сорочка.
Тяну большой ящик. Мимо. Неужели в это может кто-то влезть…какая малюсенькая.
Следующий. Что это?
Следующий. А это ей зачем? Так, это не моё дело.
Перехожу в другой сектор. Темень-то какая. Тыкаю стену в поисках включателя. Есть.
О, видимо это крыло «выходного дня». Замечательно.
Сколько же тут сорочек, бесстыдниц, комбинаций, корсетов, топов … Может выставить всё это на аукцион в Элайс-Кларк? У меня ещё остались силы на шутки.
Снимаю с вешалки фиолетовую пижаму, подношу к себе, смотрясь в зеркало, такая мягкая, теплая-то, что надо.
И, включая свет, иду вручать эту находку Миранде.
В ванной комнаты для гостей забираю несколько больших махровых полотенец. Теперь надо проконтролировать вышла ли из ступора Миранда.
 
Прежде чем зайти стучусь:
 
- Я принесла полотенца…- открываю дверь, - вы уже закончили?
 
Захожу как раз в тот момент, когда она поднимается из ванной. Рукой опирается на кафельную стену. С влажных волос стекает вода, и я только сейчас замечаю круги под глазами. Темные. Ярко выраженный налет усталости. Взгляд скользит по ее телу, отмечаю – Миранда похудела. Ей непременно надо нормально питаться, иначе она совсем доведет себя. Расправляю полотенце и подхожу к ней. Замечаю, Миранда буквально на минуту недовольно морщится. Отрицательная реакция тоже реакция, хорошо. Обворачиваю полотенце вокруг нее. Подаю руку, чтобы помочь переступить через бортик ванной. Поджимает губы.
 
- Не прикасайтесь ко мне!
 
Отстраняю руки. Самостоятельно перешагивает через бортик ванной.
 
Проходит мимо меня, хаотично водя полотенцем по голове, оно падает на пол. Выходит из комнаты. Куда она? Прислушиваюсь. В комнате раздается шорох. Да, что она там делает? Направляюсь к двери.
Возвращается, в руках держит щетку для волос. Молча протягивает ее мне. Усмехаюсь. Прекрасно. 2 минуты назад меня просили её не трогать … сама последовательность!
 
- Как же вы последовательны…- игнорирует мои слова.
 
Принимаю расческу из ее рук. Усаживаю Миранду на стоящий в ванной комнате маленький стул. Прежде чем поднести расческу к ее волосам замираю. И переведя дыхание, начинаю расчесывать. Щетка легко скользит по волосам, стараюсь действовать как можно более осторожно, чтобы не причинить ей неудобства. Волосы скользят под пальцами, такие гладкие, приятные. Машинально начинаю перебирать ее пряди, Миранда, кажется, расслабляется под действием моих манипуляций. Многие женщины любят, когда трогают их волосы, но принимают это не от всех. Если она чуть расслабилась – это уже хорошо. Улыбаюсь, хотя радоваться еще рано.
Откладываю расческу на раковину. Черт! Я совсем забыла дать ей сорочку. Миранда совсем сбила меня с толку. Молча сидит на стуле, спина идеально прямая. Отлично. То, что надо, в ней уже начинает прослеживаться прежняя Миранда. Протягиваю ей сорочку:
 
- Вот. Я выбрала. Вам должно понравится.
 
Еще бы не понравилось. Ведь выбирала именно она. Миранда каждый раз с особой тщательностью отбирает свой гардероб, привередливо. Исключительно на свой вкус. И всегда советуется с Найджелом. Кстати! Окидываю ее взглядом. Да, она заметно похудела, господи, да у нее стали заметны ребра. Ужин! Сегодня ужин и больше никаких разговоров! Одним движением скользит в сорочку. Вот и славно, значит, мы почти готовы спуститься в столовую.
Она стоит у зеркала. Безразлично смотрит на свое отражение. Мелькает мысль – Миранда ненавидит зеркала. Но она не заносит вновь руку, чтобы разбить ни в чем не повинное зеркало. Лишь устало проводит по щеке. В глазах мелькает злоба. Она ненавидит зеркала из-за этой травмы. Вздыхаю и протягиваю ей дезодорант. Недовольно поджимает губы. Кажется, фыркает. Беру ее руку и вкладываю в нее флакон. Пальцы сжимаются на ее, уже не таких холодных.
 
- Миранда, в же не хотите предстать перед Жаклин в таком виде? Ведь правильно? Вы всегда должны быть идеальны!
 
Внимательно слежу за ее реакцией. Это имя действует на нее 100%, какое же великое чувство неприязни к этой француженке. Мне она показалась совсем безобидной, но видно у Миранды другие, более веские причины считать иначе. На душе становится легче, появляется надежда:
 
- Миранда, вы справитесь! Мы постараемся! Мы справимся! – улыбаюсь уголками губ.
 
Когда она заканчивает, беру ее под руку и почти силой тащу из комнаты. Она упирается, всем своим видом выражая отрицательную позицию. Не хочет выходить из комнаты. Вздыхаю. Как же с ней тяжело:
 
- Если вы не пойдете сами, я мне придется вас отнести! Точно так же, как я отнесла вас в ванну.
 
Замирает. Веду ее за собой, Миранда больше не упирается. Еще одна неприступная величина взята. Анри должен был приготовить ужин. Доходим до второго этажа, Миранда тормозит у кабинета. Отпускаю ее руку. Молча стоит. Смотрит на двери кабинета. Не трогаю ее, даю заново ознакомиться с ее владениями, в которых она не была около недели. Молчание затягивается. Слышу, как учащается ее дыхание. Она нервничает!
 
- Миранда…
 
Но, не слушая меня, Миранда разворачивается и идет по лестнице вверх. К спальне. Нет! Миранда, ты этого не сделаешь!!! Иду за ней, останавливая ее на лестнице. Недовольно дергается:
 
- Я обещала! – подхватываю ее на руки, - Я обещала ужин, значит, сейчас мы будем ужинать!
 
Разворачиваюсь и спускаюсь вниз по лестнице, неся на руках Миранду. Сейчас надо будет преодолеть еще одну преграду – заставить ее поужинать. Но мне почему-то кажется, что и с этой задачей я справлюсь.
 
Вопреки всем моим надеждам и ожиданиям, ужин дается с большим трудом. Через двадцать минут уговоров, меня начинает это раздражать. Создается ощущение, будто я типичная мамаша, пытающаяся впихнуть кашу в своего не в меру вредного ребенка. Еле сдерживаюсь, чтобы не тряхнуть ее посильней. Глубокий вдох. Я спокойна.
 
- Завтра горничная будет нам благодарна за поддержания чистоты и порядка! – выразительно смотрю на разлитое по ковру первое.
 
От Миранды снова ноль эмоций. Видимо на сегодня, лимит устного общения со мной исчерпан. Вяло ковыряется ложкой в новой порции первого. Съедает лишь четыре ложки, хорошо. Бульон получился превосходный, и я надеюсь, что очень скоро у Миранды проснется аппетит. Молча отодвигает тарелку и поднимается из-за стола. Поднимает глаза на меня. Буквально несколько секунд и Миранда отворачивается.
 
- Я думаю, вам не стоит оставаться ночевать в вашей спальне…- господи, что я несу? – я сейчас расстелю вам постель в гостевой…
 
Выхожу следом за ней в гостиную и замолкаю. Миранда подходит к дивану, садится на него. Закрывается глаза. Отлично, если она решила переночевать на диване, я естественно возражать не буду. Это всяко лучше, чем остаться на ночь в ее спальне. От воспоминаний вздрагиваю. Ирма с утра непременно должна будет все убрать.
 
- Спокойной ночи! – слова растворяются в тишине, - Я принесу вам плед, здесь прохладно, вы можете замерзнуть.

Nov. 25th, 2011

leg

Save your life / Part 1

Спасая твою жизнь.
 
By Allita
Beta: No
Fandom: Devil Wears “Prada”
Rating: PG-13; hurt/comfort
Pairing: Andrea/Miranda.
A\N: Автор ни на что не претендует, но если у вас появится желание, вы можете оставить отзыв.
 
Иногда мне кажется, что количество никотина в организме заставит кровь забродить. Стою перед зданием редакции, выкуриваю последнюю сигарету из пачки. Где-то на дне сумки естественно лежит еще одна, еще не начатая упаковка. Подергиваю плечами от легкого холода, от которого не спасает коротенькая кожаная курточка. Мобильный оживает, едва не роняю сумку на асфальт, пытаясь справиться с расстегиванием молнии. Приложив не малые усилия, извлечь искомый предмет все-таки получается. Внешний экран быстро погасает, так, что я даже не успеваю рассмотреть телефон звонящего – придется брать на свой страх и риск, даже не ознакомившись с тем, что предстоит. Прижимаю трубку плечом и пытаюсь застегнуть сумочку, вдобавок ко всему из рук чуть не выпадают перчатки. Ну, что за день-то?!?!
 
- Андреа, сколько можно?!?! – через шорох трубки на меня гневно шипит Эмили.
 
- Эм, слишком плохая связь, я появлюсь буквально через пару минут.
 
Отключаюсь, все равно она не поверит в мою маленькую ложь. С улицы отчетливо слышен шум движения машин. А мне еще надо дойти до лифтов. Что не так-то просто сделать. На проходной ко мне пристанет Эдуардо, заставив петь дурацкую песенку. Честное слово, я когда-нибудь не выдержу и заеду ему по лицу.
Прохожу по большому холлу, с зеркальными полами, это здание некогда казалось мне просто невыносимо громадным, сейчас же я настолько к нему привыкла, что порой места просто не хватает. Не хватает укромных уголков, в которых можно скрыться от навязчивости некоторых работников.
 
Я вернулась сюда спустя год работы в «Зеркале». Нет, год естественно был потрачен с пользой, только мне кажется, я уже привыкла к установленному «Подиумом» ритму. Первые несколько дней работы в «Зеркале» казались настоящей пыткой. Раскладывание пасьянса и пролистывание любимых сайтов просто не спасало. Через неделю оно начало раздражать. Через три мне позволили редактировать колонку на шестой странице. Это было не то, о чем я могла мечтать, но, тем не менее, некоторое достижение. Кофе уходил литрами, я так приучена – за работу надо браться, полностью отдавая себя, а, забивать недосып и общую усталость оставалось только крепким кофе. И, конечно же, сигареты.
Периодически я пролистывала страницы с предложениями о более выгодной работы, но ничего подходящего просто не попадалось. Я, было начала сомневаться в правильности выбора стремления к профессии. Может быть, я не на своем месте? Что-то подсказывало, что именно на своем. Приходилось работать дальше. Поскольку со временем телевизор отошел на второй план, вернее, я от него просто отвыкла за время работы в «Подиуме», мне он служил элементарным предметом интерьера. В итоге все самое интересное я узнавала из печатных или электронных изданий. Так же и на работе, собирание информации – темы для статьи. Все было банально.
В тот день я сбежала с работы намного раньше ее окончания, не забыв купить в супермаркете бутылку водки и пакет томатного сока. Сегодня был ровно год, как моя личная жизнь полетела к чертовой матери. Мне не хотелось никого видеть, Лили осталась за бортом, а я…самым оптимальным решением была бутылка и тихая музыка, а потом крепкий сон до утра. А остальное уже не волновало.
Дома меня встретила заведомо известная мне пустота. Темный коридор, холодная гостиная и не менее холодная комната. Многообещающим выглядел мой вечер. Бросив сумку и пальто в коридоре, я прошла на кухню. Надо было распаковать содержимое пакетов.
 
На проходной мне ехидно улыбается Эдуардо. Господи, за столько лет ничего не меняется, его наглая нахальная рожа, его дурацкие замашки, но я ничего не могу с этим поделать – иначе он меня просто не пропустит.
 
- Привет! – скалится во все 32 зуба, хотя я сомневаюсь, что у него их именно это количество.
- Доброе утро! Я надеюсь, ты проявишь человеколюбие и пропустишь меня?
- Естественно, только сначала, - прищуривается, - ты споешь песню!
- Не могу, меня ждут на 17 этаже, а если ты еще не понял…
 
Договаривать свою угрозу мне просто не надо было. По выражению его лица становится понятно – Миранда уже в здании – и далеко не в лучшем настроении. Обычно она проходила через проходные, не обращая внимания на работников, но последние три месяца…в частности Эдуардо стал ее просто бояться.
 
В тот вечер я просто безобразно напилась. Такого ощущения не было у меня с колледжа. Было абсолютно все равно, впереди была целая ночь, за которую можно было выспаться, а завтра идти на работу. Сигареты уходили быстро, так же как и осушались бокалы с водкой и томатным соком. Я, кажется, даже не задумывалась на кого я была похожа в тот момент – я одна и вечер мне скрашивает бутылка.
На третьем бокале ожил мой телефон. Звонил редактор. Черт побери, ну что ему надо, именно тогда, когда я решила напиться. Когда мне так хорошо. И вообще, то за отвратительное гудение с улицы. Ненавижу пробки, особенно у моего дома. Машины начинаю надсадно гудеть, требуя дороги. Раздражают жителей домов.
 
- Сакс слушает…- я старалась изо всех сил, чтобы голос звучал внятно.
- Энди, ты срочно нужна для работы!
 
Часы показывали восьмой час вечера, что-то подсказывало – что-то не так.
 
- Рабочий день уже закончился. Так что я…
- Ты ничего не знаешь?  - тут до меня дошло, что голос редактора звучит очень озабоченно, ровно как тогда, как в руки ему идет сенсационный материал. Но причем тут, черт возьми, я?!?!
- Что я должна знать?
- Немедленно включи телевизор! В центре города теракт!
 
Дрожащими руками я потянулась к пульту телевизора. Я не могла поверить в то, что умудрилась такое пропустить. Это же целый материал! Черт! Да о чем я думаю, страна еще не успела забыть 11 сентября, а тут…люди, речь идет об их жизнях.
 
- На каком канале?
- Андреа, ты не повредилась головой? – Джон совсем раздражен. – На всех!
- Ой, точно! Извини.
 
Захожу в лифт и прислоняюсь спиной к стенке. Последнее время голова просто кругом идет от происходящего. Я вновь вернулась в Элиас-Кларк, но уже не в «Подиум». На три этажа ниже моего старого места работы находится новое. Менее престижное, менее знаменитое по всему миру, но, тем не менее – здесь я не просто занимаюсь убиванием времени и молодости – я редактор. Джон долго не хотел меня отпускать, пока не был вынужден пойти на это, сам Ирв Равтц потребовал у него подписать бумаги. И вот уже полтора месяца я работаю в Элиас-Кларк.
Сегодня перед основной работой я должна зайти к Эмили. Я пробуду там не дольше 15 минут, проконтролирую, как идет работа, проконтролирую нового младшего помощника. На этот раз пост временно занял молодой человек, попавший в редакцию по протекции Найджела. Мальчик мне понравился сразу – способный, хорошо разбирающийся в моде. Меня уже начинают посещать мысли, а не задумал ли Найджел подготовить себе смену? И самое главное Миранда…
 
Эмили была просто в истерике. Я отчетливо помню, как она бросилась ко мне со слезами, едва заметив. Оцепление стояло на многие метры, никого даже близко не подпускали к машинам с мигалками. Движение было перекрыто на столько, что двадцать минут пришлось идти пешком. Часы показывали двенадцать ночи. На лице у Эмили были потеки косметики, Найджел выглядел ужасно уставшим, а у меня было просто оцепенение. Я не сразу поняла, что они здесь делают. Эмили всхлипывая начала объяснять – во всем виновата она. Именно она заказала билеты для Миранды и ее мужа на современную постановку в театр. Название мюзикла от меня просто-напросто ускользает.  Крепко держу Эмили за плечи, пытаюсь найти слова, поддержать – не дать совсем расклеиться. Слушая ее всхлипы, я на мгновение замираю – в голове, будто что-то перемкнуло. Моментально пропали мысли о новой сенсационной статье, в которой можно раскрыть себя в полной мере – все это просто перестало существовать – Миранда была в опасности. Головоломка наконец-то сложилась. По спине пробежал неприятный холодок, я взглянула на Найджела в надежде увидеть подтверждение. Его глаза говорили «Да, это так!».
Неконтролируемо потянулась за сигаретами, в голове вертелось только одно – что будет дальше. Все хладнокровие пропало одномоментно. Не смотря ни на что, я переживала за всех людей находящихся там, внутри этого оцепления, этого чертового здания – я переживала за Миранду, - женщину, которая принесла мне многое. Женщину – научившую многому.
Помню, как села на бордюр и закрыла лицо руками. Все походило на кошмарный сон. Крики, слезы, всхлипы. Яркие мигалки, вой серен, шум лопастей вертолетов. В один вечер Нью-Йорк превратился в поле военных действий.
 
Вздыхаю – эти воспоминания всегда жутко неприятные, они навсегда оставили след в душе.
 
Минуты тянулись подобно часам. Ничего нового узнать было просто невозможно, телефон надсадно пищал. Я не выдержала – отключила звук. Вокруг все начало мелькать, люди проносились мимо, кто-то толкался через толпу, пытаясь что-то разглядеть. А мы втроем сидели в стороне на тротуаре. Не ощущали прохлады ночи, не ощущали ничего кроме страха. Эмили перестала плакать, состояние истерии достигло своего пика, когда организм перестает реагировать. Она просто молчала, и казалось слез у нее уже не осталось. Вздрагиваю – Эмили берет меня за руку:
 
- Все правда будет в порядке? – говорит шепотом, она уже давно сорвала голос.
- Я сама на это надеюсь.
 
Понимаю, что звучу не убедительно. Я уже сама мало верю. Вспоминая небоскребы – тогда все было вопросом чуда – выживут или нет. Русская рулетка. А сейчас – дело дипломатии. Нет абсолютно никакой информации, всех оставляют в слепом неведении. Будто ничего не произошло. Приемники сообщают лишь – операция проходит успешно, осталось совсем немного времени. Но мне мало в это верится, сидя здесь и наблюдая за всем. Черт возьми! Что самое ужасное не заверяют, что все будет хорошо. Найджел разговаривает с кем-то по телефону. Мне не надо даже гадать о чем, он сейчас выясняет, откуда достать денег на всякий случай. Прикуриваю сигарету – время тянется. Успокаивать себя можно банальным: «Миранда сильная, она сможет выстоять!». Сама я престаю быстро верить в сказанные мной слова – Миранда такая…ее просто могут убить. Прикусываю губу и чуть не вскрикиваю от боли.
Сигареты кончаются очень быстро, чувствую, как руки начинают трястись еще сильней. Короткий взгляд на наручные часы – три ночи. Прошло девять часов, боже, девять, а еще ничего не известно, ничего не предпринято.
 
Мне тяжело дались те часы, наблюдение за всем этим. А еще когда-то я мечтала быть журналистом в горячих точках. В ту ночь я поняла – такое не для меня. Сердце рвалось на части от происходящего, я просто не знала, куда себя деть.
 
Ближе к рассвету, когда солнце начало касаться длинных шпилей небоскребов пришло разрешение проблемы. Здание брали штурмом. Любопытную толпу отмели на еще большее расстояние. Аргументируя возможностью взрыва, опасностью для жизни. Найджел почти силой уводил нас обеих, у Эмили начался очередной приступ истерии. Она боялась, винила себя.
Яркие вспышки, ужасный грохот, отравляющий все вокруг воздух. Мне казалось, я начинаю задыхаться – будто что-то обрушилось. Глаза просто разъедало. На запястье я чувствовала крепкую руку Найджела, это обуздывало страх – если пришла пора умирать, я буду не одна.
 
К горлу подступает комок. Желудок неприятно сжимается, всегда от этих воспоминаний, мое тело просто отторгает их. Старается убить их, изжить из памяти. Но ничего не получается, слишком часто я возвращаюсь в ту ночь.
 
Вновь яркая вспышка воспоминаний. Я не запомнила больше ничего кроме Миранды. Изорванное вечернее платье, некогда дорогая бархатная ткань подола сейчас превращена в клочки. На светлой ткани ужасными, уродливыми потеками размазана кровь. Кровь казалась везде...на платье, руках, лице…внимательно всматриваюсь в ее лицо. Совершенно пустые глаза. Она безразлична ко всему происходящему. Шок! Первая мысль, посетившая мена. Миранда, кажется все равно, что она сегодня выжила. Она идет с гордо поднятой головой, не смотря на все произошедшее. Сердце больно щемит, глядя на эту картину – во всем ужасе, Миранда остается все так же горда. И ее кажется, ничто не сломает. Ни испорченное платье, ни рассеченная щека. Ей безразлично.
 
Лифт останавливается на семнадцатом этаже. В коридорах тишина, все заняты своей работой. Теперь рабочий день намного дольше. Сначала Эмили с воодушевлением воспринимала эту идею, считая, что работа от этого только выиграет, но ровно две недели назад моя бывшая напарница просто взвыла. Теперь в редакцию «Подиума» приходится заглядывать несколько чаще, чем я планировала. Приходится периодически помогать с некоторыми из навалившихся дел. Но сегодня Миранда вернулась на свое рабочее место – все должно пойти по-другому. Осторожно захожу в приемную. Эмили изучает какие-то бумаги, а двери кабинета Миранды надежно закрыты.
 
- Привет! – улыбаюсь Эмили.
- Почему так долго? – голос выражает крайнее недовольство.
 
Пожимаю плечами, я же не обязана перед ней во всем отчитываться – тем более мы больше не работаем вместе.
 
- Как она?
- Ты, знаешь, я надеялась, что утром мы поболтаем как лучшие подруги, но ты же понимаешь у Миранды столько дел. Андреа, как она еще может быть?!?! Она пришла – швырнула мне пальто и сумку и прошла в кабинет.
- И все?
- Да! – хмыкает, - А тебе еще что-то надо? Нет, она, конечно, могла убить кого-нибудь по пути одним единственным взглядом, но никто этого не удостоился.
- Значит она в норме…
- Андреа, ты очень проницательна!
 
***
С момента того страшного события прошел год и три месяца. Три месяца ада наяву и год восстановления. После ночи ужаса я не могла спать, не могла есть. Мне не хотелось ничего. Я старательно корректировала статью очевидца, мысли возвращали к Миранде. Ее образ четко врезался в память. Через несколько дней я узнала от Эмили – Миранда вышла на работу. Работает с утроенной силой. Организацию похорон четвертого мужа Миранды возложили на Эмили. Миранда даже не интересовалась, как проходит подготовка. О трауре  напоминали черные наряды. Миранда задерживалась в здании до самого его закрытия. Бесконечные показы, собрания, примерки начались только спустя две недели после ее возвращения – девочки начали психовать. Еще никогда Миранда не была настолько требовательна как сейчас. Эскизы, принесенные Найджелом через пять секунд летели в мусорное ведро. Эмили не редко убегала в туалет и запиралась там, пытаясь подавить подступающую истерику. С Мирандой что-то случилось. Это понимали все, но ничего не могли с этим поделать.
О произошедшем напоминала только затягивающаяся на щеке рана, настолько глубокая, чтобы оставить шрам на идеальном лице. В редакции были временно завешаны зеркала. Если бы ей на пути попалось хоть одно не завешенное зеркало, мгновенной реакции было просто не избежать. Все подстраивались.
Я пару раз звонила Эмили. Она отчитывалась, что все в относительной норме, только Миранда ведет себя хуже, чем обычно. В глубине души я понимала, все идет не так как надо, но ничего поделать не могла. Мое присутствие в редакции было совершенно бесполезным. Я бы лишь только раздражала Миранду.
 
Дни продвигались медленно, лишь иногда до меня доходили сплетни о том, что творится в «Подиуме». Наши журналистки посмеивались над главным редактором «Подиума», говорили, что Миранда двинулась головой – требует от сотрудников исполнения невозможного. У меня тогда назрел один единственный вопрос: откуда идет утечка информации? Но я себя быстро отговорила, перестать этим интересоваться.
 
- Привет! – старалась я говорить более приветливо.
- А, это ты…- совсем грустно в трубку прошептала Эмили, - у нас все замечательно, если ты за этим…
- Спасибо, я тоже в порядке. По-твоему голову не скажешь, что у вас все на высоте. Очередную партию фотографий Миранда забраковала?
- Откуда знаешь? – Эмили искренне удивляется.
- Знаешь, я их видела, они просто великолепны, но мне показалось – они ей не понравятся…как видишь я угадала…
 
Слышу властный голос Миранды, она зовет Эмили, которая, не прощаясь и не говоря больше ни слова, просто отключается. Вздыхаю, видимо все действительно хуже, чем я могла предположить.  Из газет я могла узнать, что Миранда не пожелала присутствовать на похоронах супруга, и что ее очередной безумной идеей было хоронить супруга в закрытом гробу, чтобы никто не видел его. Многим мысль казалась просто отрицательной. Мне же показалось – Миранда не хочет воспоминаний. Любых…всего, что может напомнить о случившимся.
 
Спустя три месяца я стала звонить реже, мне казалось, что одного раза в неделю будет достаточно. Образ Миранды с совершенно пустыми глазами никак не хотел покидать меня. Иногда я просыпалась ночью ото сна, в котором была Миранда, ее щеку пересекал четко видный через слой тонального крема и пудры белый шрам. Для меня это было странным, я не видела ее уже три месяца. По рассказам Эмили, с каждым днем Миранда становилась все более раздраженной. Иногда в нее летел недоеденный завтрак, иногда минералка. Все чаще из ее кабинета выбегали заплаканные ассистентки, которых мне было жалко, так же как и саму Миранду.
 
В конце февраля меня пригласил в офис Найджел. Чем заставил меня сильно удивиться.
 
- Я надеюсь, ее нет на месте, - нервно усмехаюсь, - иначе мне просто не жить…ты же знаешь.
- Не беспокойся, она в вынужденном отпуске.
- Это как?
- Энди, - он вздыхает, - не все сразу, сейчас придет Эмили и все конкретно расскажет.
 
Найджел подавший мне кофе казался более чем подозрительным, мое сердце ощущало, что простым визитом вежливости дело не закончится. Когда в дверях кабинета появилась Эмили, я поняла – дела хуже, чем можно было предположить на первый взгляд. Темные круги под глазами, она похудела еще, как минимум на пять килограмм. Мне даже стало стыдно за мои размеры. Она села в напротив стоящее кресло и закрыв лицо руками, заплакала. Найджел лишь пожал плечами:
 
- Мы не смогли…
- Господи, вы мне можете объяснить, что случилось?!
 
Найджел внимательно взглянул на Эмили, от которой, на мой взгляд, сейчас не добиться ничего, и сам первый начал рассказ. Три недели назад Ирв отправил Миранду в вынужденный отпуск, мотивируя его ее плохим самочувствием. На самом деле все было банально просто – все стало ухудшаться после того, как Миранда ушла в работу, она старалась все свое время уделять работе. Даже дочери перестали для нее существовать. Таблетки чтобы не заснуть, короткий сон. Все четко было видно по ней. И ее ухудшающееся самочувствие, злость, которую она срывала на первом попавшемся под руку. И бесконечное битье посуды. Слезы Эмили. Это все сыграло роль, в конце концов Ирв далеко не слепой. Миранде были даны два дня, чтобы принять решение, она противилась, как могла – но он настоял на своем. Либо отпуск – либо увольнение. Миранда не появлялась в редакции, но Эмили каждый день ездила к ней домой. Первые полторы недели казались обычными, Миранда даже начала отходить от происходящего, но потом ее замкнуло. Каролина и Кэссиди стали бояться своей матери, ее апатии. Она закрывалась в своей спальне и не спускалась к ужину. Как Эмили узнала от девочек – Миранду мучили кошмары, она часто кричала во сне. С каждым днем становилось все хуже.  
 
- Андреа, ты понимаешь, что это значит?
- Не совсем…- на самом деле я начинаю догадываться.
- Девочек отправили к бабушке, может получиться так, что к Миранде они больше не вернутся. Понимаешь, её могут лишить родительских прав!
 
Эмили грустно смотрит на меня, черт возьми, что же у них тут происходит, я определенно не понимаю, чего они от меня хотят. Вернее пока передо мной вырисовывается следующая картина – чтобы побороть реальность Миранда ушла в работу, через определенное время ее лишили ее отдушины и теперь…черт! Как же сразу не дошло?!?! Но я  то тут при чём??? Миранда, Элиас Кларк – теперь это моё прошлое…
 
- Что теперь?!?! – обращаюсь требовательно.
- Ничего хорошего, - в разговор вступает Эмили, - Знаешь, что мне сказал Ирв? Это дорогого стоило выслушать! Это просто убьет Миранду, если она не вернется, она не переживет! Он дал срок, если по его истечению Миранда не возвращается, ее место занимает Жаклин. А нам придется искать другую работу! Андреа, мать твою, придумай что-нибудь!
- Господи, Эмили, ты о чем?
- Андреа, о том, что если ты не поднимешь свой зад и не попытаешься что-то предпринять, я тебя убью! – Эмили начинает орать и  поднимается из кресла, начиная надвигаться на меня.
 
Отступаю назад. Найджел останавливает Эмили, удерживая ее за руку, резко, почти жестко усаживая обратно.
 
- Эмили, ты в своем уме? – на мою реплику Эмили реагирует однозначно, кулаки сжимаются, но тут же она обхватывает плечи руками.
- Как никогда ранее, Андреа, как никогда…
- Энди, нам нужна твоя помощь…- Найджел выжидательно смотрит на меня.
 
Медленно опускаюсь на кушетку. Что, черт возьми, повлияло на Миранду настолько, что ей снесло планку? Закрываю лицо руками, виски начинают трещать от объема полученной информации, нет, я определенно рехнусь от общения с этими двумя. Тяжело вздыхаю, атмосфера начинает давить:
 
- И что вы ждете от меня в качестве помощи?
- Энди, - рука Найджела опускается мне на плечо, - ты единственный человек, не вписывающийся в стандарты…Она должна на что-то отвлечься, ты для нее почти равный соперник…
- Ну, спасибо, друг, за комплемент!
- Андреа! – его рука сжимается на моем плече, недовольно морщусь, - Ты единственная вызвавшая у Миранды интерес! А я работаю с ней достаточно долго…
 
Ловлю на себе недовольный взгляд Эмили. Найджел знает, как сделать стоящий комплемент. Да, действительно с Эмили отношения были несколько иные. Мне давались невыполнимые задачи, но вместе с тем, многое прощалось. И я видела – Миранда была заинтересовала в том, что будет дальше. И тогда в машине, ее слова были искренни, ни смотря, ни на что. В ту ночь переживания захлестнули меня, и не только потому, что я поддерживала Эмили и Найджела – судьба этой женщины мне была не безразлична. Так, почему же теперь я ищу лазейку, чтобы отказаться.
 
- Андреа, ты все еще с нами? – Эмили возвращает в реальность.
- А, что? Извини, я пыталась осмыслить все, что вы мне сказали, как я могу вам помочь?
- В общем, ничего сверхъестественного, знаешь, тебе, наверное, лучше сходить и увидеть все самой…А потом решить, что ты сможешь.
- И все? – удивленно смотрю на них.
- Андреа! Не раздражай меня! Сначала узнай, с чем мы имеем дело в последнее время. Господи, да зачем я это все говорю… Ты же знаешь Миранду, знаешь, как не просто подобрать к ней подход…
- Да я все это знаю…к моему сожалению.
 
Эмили протягивает мне ключи на брелке. Покорно принимаю их из ее рук.
 
- Ты знаешь принцип. Книгу я отдам тебе вечером. Будь аккуратна и не наделай глупостей.
 
Она начинает объяснять мне хорошо поставленным учительским тоном незабвенные истины.
 
Такси останавливается у хорошо знакомого дома, свет горит только на третьем этаже в одной комнате - ее спальне. Расплачиваюсь с таксистом и выхожу. Звонить в дверь бесполезно, мне никто не откроет дверь. Достаю ключ из кармана, руки заметно трясутся - я нервничаю. Еще бы, не каждый день выпадает такая честь - поговорить с Мирандой? Когда прошло столько времени. При других обстоятельствах ладно, но при данных. Черт!
 
Достаю сигареты, пачка чуть не выпадает из рук. Давно обещаю себе бросить курить, но все не получается, никотин травит меня, но это привычка, с которой ничего не могу поделать.
Пара затяжек помогает успокоиться, уже не так чувствуется нервное напряжение. Выкидываю окурок, все равно утром кто-нибудь уберет. Да, меня можно убить за такое варварское отношение! Открываю дверь. Темный холл, отовсюду веет холодом, складывается неприятное ощущение, что дом не жилой. Оставляю книгу на столике с цветами.  Цветы свежие, и вода в вазе тоже - в доме появляется горничная - уже хорошо. Тянусь к выключателю. Загорается яркий свет. Свет настолько ярок, что глазам сразу становится больно.
Все цветы в вазах свежие, но нет ни какого намека на присутствие хозяйки дома. Быстро поднимаюсь по лестнице на второй этаж. Там так же тихо, обычно Миранда сидела по вечерам в кабинете или в гостиной, сейчас работа ее не интересует. Миную еще один лестничный пролет. В коридоре тихо и не горит свет, такая темнота пугает. Сейчас я бы все отдала за присутствие двух озорных близняшек, которые с удивительным сарказмом разбавляли скучную рутину жизни.
Останавливаюсь напротив двери в спальню. Из под нее горит тусклый свет - ночник. Как страшно слушать тишину … Осторожно стучусь, в ответ тишина….
 
- Миранда...- еще раз настойчиво стучусь, - Миранда? Вы здесь?
 
Ответа нет. Пожимаю плечами. Дальше стоять под дверью просто бесполезно, Миранда меня просто не впустит, да она ни чем не сообщает о своем присутствии. Вот так, без позволения я не посмею ворваться в чужую комнату.  
 
- Миранда, вы ужинали? - прислоняюсь лбом к холодной поверхности двери.
 
Она по прежнему не отвечает, но мне не нужно ответа, я и так могу догадаться - она не ужинала, и ужинать не собиралась. Тяжело вздыхаю - Миранда как всегда невозможна. Все действительно плохо, и мне начинает казаться, что это тяжелый случай. Отступаю от двери, надо спуститься в кухню,  посмотреть наличие ужина и разогреть его для Миранды.
 
Возвращаюсь к спальне Миранды, дверь закрыта, оставляю поднос на столике. Окидываю быстрым взглядом принесенное, вроде бы ничего не забыла. Лазанья, стакан Сан-Пеллегрино и чашка горячего кофе. Поворачиваю ручку – дверь не поддается. Миранда не желает никого видеть, надеюсь только в этот вечер. Провожу ладонью по ровной поверхности двери:
 
- Я оставила ваш ужин и кофе на столике, - в ответ молчание, - Спокойной ночи! Я зайду завтра утром.
 
Ухожу с тяжелым сердцем, на душе становится так не хорошо. Я все никак не могу понять, почему выстояв тогда, она решила сломаться сейчас. Хочется подойти и резко тряхнуть за плечо и попросить: Не делай этого, пожалуйста! Но между Мирандой и мной крепкая перегородка. Которую еще предстоит попытаться сломать. Выйдя из дома, вновь закуриваю, надо позвонить Эмили и отчитаться, что сегодня ничего не получилось. Так же как и завтра ничего не получится. Поднимаю голову и смотрю на окна. Свет погас. Миранда решила отказаться от ужина.
 
 
***
Понимая, что сильно опаздываю, я набираю номер Джона. Сейчас всего пять минут позора, в которые я буду врать, что собираю материал для новой статьи, и именно поэтому меня не будет все утром в офисе. Потом Старбакс, покупка кофе, короткие думы о завтраке, которого не было, но в душе все же есть надежда, что меня покормят. Вчера я договорилась с Эмили встретиться утром в доме у Миранды. Надеюсь, до моего появления там ничего не произойдет.
 
Эмили уже ждет меня в коридоре. На ней не по погоде легкая одежда, все время удивляюсь, как ей только не холодно. Куртку кидаю на стоящее в холле кресло, все равно никто не видит. Эмили смешно поджимает губы:
 
- Она так и не поужинала? - отрицательно мотает головой, - И не позавтракала?
- Нет, отказывается от еды. Хотя, возможно она в тихую по ночам и подкрепляет свой организм, но она по прежнему в спальне…
- Похоже, Миранда решила остаться в спальне надолго…- вздыхаю, пока в голову ничего не пришло, кроме как прикончить кофе и попытаться распланировать наше новое расписание.
 
Проходим на кухню. Повар готовит завтрак. Мм, как же чудесно пахнет, чувствую, как желудок начинает напоминать о своем существовании. Черт, по пути надо было хотя бы гамбургер съесть, - он бы не смог нанести непоправимый вред моей фигуре. Сажусь напротив Эмили. Под слоем косметики хорошо заметно, как она устало выглядит. Барабанит пальцами по столу, чем начинает меня раздражать.
 
- Эмили, можно так не делать?
- Андреа, - грустно смотрит на меня, - какие у тебя будут предложения? Всю сегодняшнюю ночь я пыталась распланировать, как провести встречу с Лагерфельдом…- она разводит руками, - как видишь, ничего придумать не получилось.
- Плохо соображаешь, - усмехаюсь, да, с Мирандой мы это явно не обсудим.
 
- Слушай, а она вообще в доме?
- Андреа, если до тебя еще не дошло, повторюсь: Мы попросили тебя помочь Миранде и нам, а не складывать ручки и не изливаться сарказмом!
- Но если она запирается…
- Как ты не понимаешь, Андреа, ей надо, чтобы ее услышали! - Эмили раздраженно вздыхает.
- Ты что, ходишь на курсы психологии? – удивленно парирую. 
Эмили злобно выдыхает:
- Ладно, я пошла, у меня много дел. Разберись тут!
 
Прекрасно, и куда я только попала. Да, год назад я даже думать так не посмела. По одну сторону Эмили требующая от меня невозможное, по другую Миранда, не позволяющая выполнить это невозможное. Замечательная партия! Возникает ненавязчивое желание треснуть Эмили, за ее ехидство. С Мирандой конечно все сложнее, там простое выламывание двери не поможет. Черт, сколько время? Смотрю на часы – я катастрофически опаздываю. Быстро допиваю кофе:
 
- Эм, мне надо появляться сегодня вечером?
- Да, чуть не забыла, - достает белый конверт, - я думаю, тебе это пригодится…
- Что это?
- Сама разберешься. До встречи!
 
Эмили быстро убегает с кухни, верчу в руках конверт. Тяжелый. Что-то мне подсказывает – это все не спроста. Открываю. Пластиковая карта, немного наличности, новая симка. Эмили презентовала мне обязательный набор младшего помощника. Усмехаюсь, она даже в такой ситуации остается собой – всегда собранной, уважающей и ценящей свою работу. Перед уходом еще раз надо подняться на третий этаж. 

Jan. 13th, 2011

Fanart: т/с Шахта

т/с Шахта

Photobucket   Photobucket

Photobucket   Photobucket


Елена Морозова

Photobucket   Photobucket

Jun. 11th, 2009

dvoe

wallpapers

by Allita
Pairing: Meryl Streep

by Allita
Pairing: Meryl Streep/Alla Pugacheva






by Allita
Pairing: Alla Pugacheva

Jun. 4th, 2009

leg

Alla Pugacheva - Сны о любви

Алла Пугачева - Возвращение


Алла Пугачева - Сады Вишневые

Алла Пугачева - Примадонна



Apr. 29th, 2009

poloborota

2 wallpaper

Fandom: RPFS
Pairing: Meryl Streep/Anne Hathaway




Previous 10